Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

«Слово о полку Игореве» и «Задонщина». Страница 3


1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15

Следующий эпизод «Задонщины», сближающий ее со «Словом», — характеристика князей Дмитрия Ивановича и Владимира Андреевича, почти дословно повторяющаяся в описании психологического состояния Игоря Святославича, выступающего в поход:

«Слово»

Игорь «истягну умь крепостию своею и поостри сердца своего мужеством, наплънився ратнаго духа, наведе своя храбрыя плъкы на землю Половецькую за землю Руськую...»

«Задонщина»

Сии бо князь великыи Дмитрей Ивановичь и брат его князь Владимер Ондреевич истезавше (стяжав — И-1, ставше — К-Б) ум свои крепостию и поостриша сердца своя мужством и наполнишася ратнаго духа и уставиша себе храбрыа полкы в Руськои земли...

В этом эпизоде «Слова» есть один из гапаксов, не встречающийся в других древнерусских памятниках, — глагол «истягну». Исследователи, сопоставляя его с однокоренным «стягнути», переводят соответственно значению этого слова — «препоясал»1. В аналогичной фразе «Задонщины» ни один из списков не употребляет глагол «истягнути», ставя на его месте близкий по звучанию «истезавше» («стяжав», «ставше»). Однако ни одно из значений глагола «истязати», известных в древнерусском языке, требовать, взять, узнать, исследовать, мучить, истязать2 — не дает удовлетворительного перевода фразы — «истезавше ум свои крепостию». Остается единственное объяснение: повторив почти буквально своеобразное описание воинственного настроения князя Игоря, правильно переведя глаголы во множественное число, Софоний «споткнулся» на неясном для него слове «истягну» и неудачно заменил его близким по звучанию «истезавше». Так одна ошибка выдает вторичность текста «Задонщины».

Описание начала похода князя Игоря не сразу выливается в «Слове» в свою окончательную форму: автор размышляет — как бы начал этот рассказ Боян, и потому обращается мыслию к этому старому певцу: «О Бояне, соловию старого времени, абы ты сиа плъкы ущекотал». Метафорическому эпитету Бояна в «Задонщине» соответствует реальный образ жаворонка, к которому автор обращается с просьбой воспеть славу великому князю и его брату: «О жаворонок птица, красных дней утеха, возлети под синии небеса, посмотри к силному граду Москве, воспой славу». Однако в «Задонщине» есть и более близкая параллель к образу Бояна-соловья, хотя также лишенная метафорического значения. Начиная рассказ о братьях Ольгердовичах, автор снова просит птицу спеть о них песню, но на этот раз он выбирает певцом соловья: «О соловей, летьняа птица, что бы ты, соловей, выщекотал земли Литовской дву братов Олгердовичев» («Славии птица, что бы еси выщекотала сиа два брата...» — К-Б; «...соловей, пощекотал славу...» — У; «А соловей, летняя птица, красных дней втеха, што ж бы еси выщекотали из земли Залеское двух брат Алгиродивичовы...» — С). Хотя и не всеми переписчиками ясно понятый, везде сохраняется параллельный «Слову» глагол «выщекотал» (ср. в «Слове» «ущекотал»), но в прямом смысле как определение пения соловья, а не в переносном применении к песне Бояна. В обоих случаях отличие зачина «Задонщины» от «Слова» заключается и в том, что по «Слову» Боян воспел бы «плъкы», т. е. все русское войско, отправившееся в поход, а жаворонок и соловей в «Задонщине» приглашаются «воспеть славу» князьям, предводителям войска. «Задонщина» и в этом эпизоде, как во вступлении, не делает никаких сопоставлений этой песни-славы с песнями Бояна, и потому обращение к птицам, как и следующий за ним самый зачин песни, не является эпизодом, выпадающим из собственно авторского рассказа, каким обращение к Бояну и примерный зачин его песни воспринимаются в «Слове». Автор «Слова» противопоставляет свой зачин запеву Бояна, автор «Задонщины» вводит песни жаворонка и соловья в собственное изложение. Снять в этом эпизоде припоминания о Бояне было проще, чем ввести их, подчеркнув отличие своей художественной манеры от песен Бояна.

Предположительный запев песни Бояна в «Слове» звучит в «Задонщине» как начало песни жаворонка:

«Слово»

Не буря соколы занесе чрез поля широкая, галици стады бежать к Дону великому.

«Задонщина»

Ци буря соколи зонесет из земли Залеския в поле половецкое (в списках этот зачин передается с значительными искажениями: Они бо взнялися как соколи со земли рускыя на поля половетция — К-Б; Цег буря коли снесет из земли Залетъскые в поле половецкое — И-1; Ци буря соколи снесет из земли Залеския в поле Полотское — У; А чи боре соколом зонесет из земли Золеские в поле половецкое — С).

В этом эпизоде «Задонщины» обращает на себя внимание выражение «поле половецкое», сохраняющееся во всех списках. Хотя для исторической литературы конца XIV — начала XV в. довольно характерно сближение названий половцы-татары3, однако само словосочетание «поле половецкое» напоминает о таком наименовании южной степи в «Слове о полку Игореве» (ср. в речи Игоря перед походом: «Хощу бо, рече, копие приломити конець поля половецкаго» — при обычном «земля Половецкая»).

В данном эпизоде «Слова» мы имеем законченное двучленное отрицательное сравнение, а в «Задонщине» изложение зачина обрывается на первой части, которая приобретает неожиданную и неоправданную контекстом вопросительную интонацию. В таком виде этот зачин производит впечатление незавершенности по сравнению с композиционно стройным запевом «Слова».


1 См.: Д. С. Лихачев. Комментарий исторический и географический. В кн.: «Слово о полку Игореве». Серия «Литературные памятники», Изд. АН СССР, М. — Л., 1950, стр. 380.
2 Срезневский. Материалы, т. I, стлб. 1160.
3 См.: Д. С. Лихачев. Национальное самосознание древней Руси. М. — Л., 1945, стр. 71.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".