Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

«Слово о полку Игореве» и «Задонщина». Страница 5


1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15

Список К-Б кончает речь словами «испытаемь мечи свои булатные». Только два списка — К-Б и И-1 — сохранили архаичное для времени «Задонщины» слово «комони», два другие заменили его более привычным «кони».

По этой же схеме построена следующая речь князя Дмитрия Ивановича к Владимиру Андреевичу: «...сами себе есмя два брата, а внуки князя Владимера Киевского, воеводы у нас уставлены, дружина нам сведома, имеем под собою боръзыя комони, а на себе золоченые доспехы, а шеломы черкасьские, а щиты московъскые, а сулицы немецкие, а копии фрязския, мечи булатные, а дороги нам сведомо, а перевозы им изготовлены, но еще хотят силно главы своя положити (ср. речь Игоря к дружине: «С вами, русици, хощу главу свою приложити») за землю Рускую, за веру крестьянскую. Пашут бо ся хорюгове, ищут себе чести и славнаго имени».

Вместе с ответом Дмитрия Ольгердовича — «Седлай, брате Ондреи, свои борзыи комони, а мои готовы, напреди твоих оседлани. Выедем, брате, в чистое поле, посмотрим своих полъков» — все эти речи-обращения, как видим, перекликаются в большей своей части со словами князя Всеволода о воинах-курянах, и лишь три фразы в обращении Андрея Ольгердовича имеют параллель в призыве Игоря Святославича к дружине. В «Задонщине» Андрей называет ряд своих предков, литовских князей, а московский князь, в духе времени, возводит свой род к «Владимеру Киевскому»; взамен редкого эпитета «синий Дон» («Слово») читается обычный для устной поэзии — «быстрый». Русские воины в «Слове» идут в бой «ищучи себе чти а князю славе», в «Задонщине» князь Дмитрий Иванович рассказ о готовности войск заканчивает словами: «Пашут бо ся хорюгове, ищут себе чести и славнаго имени». Этот второй призыв, поскольку он входит в речь великого князя, звучит как относящийся ко всему войску: и честь и славное имя добудут себе все участники битвы; характерное для «Слова» сопоставление чести для воинов и славы для князя, которую они ему добудут, в «Задонщине» отсутствует.

Трудно представить, чтобы можно было рассыпанные по разным (четырем) эпизодам «Задонщины» художественные детали собрать в ритмически стройную, высоко поэтическую характеристику курян, которая лаконична и в то же время дает живой образ готовых к бою опытных воинов, ищущих на войне «себе чти а князю славе». В этой характеристике нет ничего лишнего, но есть все необходимое, чтобы наглядно представить конников курского князя XII в. Обстоятельное описание вооружения московского войска и приготовлений к войне в речи великого князя в «Задонщине» деловито, но лишено композиционной стройности. Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что воинская терминология, применяемая в «Задонщине», совпадает со «Словом» не полностью: названия предметов вооружения, которые вошли в военную практику лишь в позднее время — байдан, калантырь, кончары (чары), шишаки, — в «Слове» никогда не встречаются, тогда как списки «Задонщины» свободно пользуются ими1. Допустив, что «Слово» выросло из «Задонщины», мы вынуждены будем признать, что в конце XVIII в. были уже такие знатоки истории древнерусского оружия, которые способны были точно датировать разные его виды и отобрать из названий, употребленных в «Задонщине», лишь те, которые соответствовали вооружению конца XII в.

Хотя в отдельных выражениях разобранные эпизоды «Слова» и «Задонщины» то полностью совпадают, то сближаются, однако общий характер изложения в них различен, как различны были задачи двух авторов: первый был поэтом, второй по преимуществу историком, лишь украшавшим свое повествование художественными деталями, которые он отбирал осторожно, избегая сложной метафоричности.

Близко в обоих памятниках описаны зловещие предзнаменования накануне сражения.

«Слово»

Другаго дни велми рано кровавыя зори свет поведают; чръныя тучи с моря идут, хотят прикрыти 4 солнца, а в них трепещут синии млънии. Быти грому великому! Итти дождю стрелами с Дону великаго! Ту ся копием приламати, ту ся саблям потручати о шеломы половецкыя на реце на Каяле у Дону великаго!... Се ветри, Стрибожи внуци, веют с моря стрелами на храбрыя плъкы Игоревы.

«Задонщина»

Уже бо возвеяша силнии ветри с моря на усть Дону и Непра, прилелеяша великиа тучи на Рускую землю, из них выступают кровавыя зори и в них трепещут синие молнии. Быти стуку и грому велику на речьки [Непрядве] меж Доном и Непром, пасти трупу человечью на поле Куликове, пролитис крове на речькы [Непрядве].

Сравнивая эти два эпизода, мы видим, что в «Задонщине» отсутствуют те художественные детали, которые в «Слове» включают эту картину в ряд аналогичных описаний природы, одновременно и реалистических и символических, верно изображающих грозовую ночь и вместе с тем напоминающих о тех событиях, которые она символически предвещает. В «Слове» «ветри веют с моря стрелами», «итти дождю стрелами», «кровавыя зори свет поведают», «хотят прикрыти 4 солнца» — князей. В «Задонщине» вся картина нарисована проще, но и не во всем убедительно: здесь из черных туч одновременно и «выступают кровавые зори» и «трепещут синие молнии». Слова «кровавые зори свет поведают» напоминают в «Слове», что наступает день битвы, и тогда следующая фраза «чръныя тучи с моря идут...» воспринимается как символическое изображение движущегося вражеского войска, а не только как описание явления природы. Этот оттенок символического значения в «Задонщине» заметно ослаблен. И самое изображение битвы, которую предсказывает природа, сделано в каждом памятнике по-своему: в «Слове» оно построено на метонимии, в «Задонщине» — деловито названы и «трупы человечьи», и льющаяся кровь...


1 См.: В. Л. Виноградова. Сравнительный анализ лексики «Слова о полку Игореве» и «Задонщины». Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук, М., 1953 (АН СССР, Институт языкознания).

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".