Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

Выгодно купить женские рубашки оптом в Москве.
 

Вальтер Скотт и «Слово о полку Игореве»


1-2

М.П. Алексеев

В «Предисловии» к своей известной монографии «„Слово о полку Игореве“ как художественный памятник Киевской дружинной Руси» (т. I, М., 1887) Е. В. Барсов, напоминая о судьбе первого издания этого произведения и ранних работах по его истолкованию, сделал между прочим следующее указание: «Вальтер Скотт, прочитав этот памятник, в одном из писем к графу Орлову выражал удивление, что русские так мало умеют понимать и ценить свои лучшие произведения» (стр. VII—VIII).

Приводя этот отзыв знаменитого шотландского романиста, Е. В. Барсов не сопроводил его никакими пояснениями. Действительно ли «Слово о полку Игореве» было известно В. Скотту? В каком издании и переводе познакомился он с его текстом? По какому поводу высказался он о его литературных достоинствах? Ни на один из этих вопросов еще не было дано ответа, несмотря на то что со времени выхода в свет монографии Е. В. Барсова прошло уже более семидесяти лет, а литература о «Слове», в частности о тех оценках, которые даны были ему выдающимися писателями разных стран, выросла необычайно. Очевидно, что либо свидетельство это забылось вовсе, либо ответить на все указанные недоуменные вопросы представлялось затруднительным. Вернее всего и то и другое одновременно: Отзыв В. Скотта, сообщенный Е. В. Барсовым, никогда более не упоминался в литературе о «Слове», так как он не был подтвержден какими-либо документальными данными; в конце концов, он перестал обращать на себя внимание, затерявшись на вступительных страницах к некогда широко известному, но затем отодвинутому в прошлое исследовательскому труду. Между тем у Е. В. Барсова были действительные основания утверждать, что В. Скотту было известно «Слово» и что он несомненно читал «Слово», притом в английском рукописном переводе.

«Граф Орлов», на которого ссылается Е. В. Барсов, — это граф Владимир Петрович Орлов-Давыдов (1809—1882), сын Петра Львовича Давыдова и дочери вельможи екатерининских времен и директора Петербургской Академии наук графа В. Г. Орлова, Наталии Владимировны; принять фамильное имя, графский титул деда и «потомственно именоваться графом Орловым-Давыдовым» Владимиру Петровичу разрешено было Государственным Советом лишь в 1856 г.1, до тех же пор он именовался просто Давыдовым и под этим именем известен несколько из биографии В. Скотта.

Детство В. П. Давыдова прошло в Италии, а юность — в Шотландии, куда он отправлен был в шестнадцатилетнем возрасте в сопровождении гувернера-шотландца для поступления в Эдинбургский университет.

В Эдинбурге В. П. Давыдов учился с 1825 по 1828 г. Здесь он представлен был В. Скотту, посещал его в его прославленном поместье — Абботсфорде, состоял с ним в переписке и несколько раз в весьма сочувственных тонах упоминается в дневнике В. Скотта за эти годы2. В. П. Давыдов окончил курс в Эдинбургском университете в 1828 г., а его последнее, прощальное свидание с В. Скоттом состоялось 25 марта этого года.

Знакомство и дружба со знаменитым писателем всегда были предметом особой гордости В. П. Давыдова, и он любил вспоминать об этом по различным поводам. Довольно подробный рассказ о встречах и беседах своих с В. Скоттом он включил, например, в составленную и изданную им в конце жизни биографию своего деда3. Впоследствии стали известны и другие подробности о посещениях им Абботсфорда, о той роли, какую сыграл он в обмене письмами его родного дяди, поэта Дениса Давыдова, и некоторых других русских писателей 20-х годов с В. Скоттом. Недавно опубликовано было, наконец, и несколько писем В. П. Давыдова к В. Скотту (1826—1828 гг.), подлинники которых хранятся в настоящее время в Национальной библиотеке Шотландии в Эдинбурге4.

Интерес В. Скотта к этому юному «московиту», или «молодому графу», как он иногда называл Давыдова в своих дневниковых записях, отзываясь о нем, впрочем, как о юноше смышленном, способном, подающем надежды (и, кстати сказать, владевшим английским языком как своим родным), был, однако, не вполне бескорыстным. В. Скотт усиленно работал тогда над тем томом своей «Истории Наполеона», в котором речь шла о русском походе французской армии и о войне 1812 г. Поэтому знакомство с молодым русским аристократом пришлось В. Скотту весьма кстати; он очень нуждался в пополнении своего труда русскими историческими материалами. В. П. Давыдов сам рассказал в биографии своего деда, что по просьбе В. Скотта он выписал тогда из России в Эдинбург различные исторические источники и документальные данные, например об истинных виновниках сожжения Москвы в 1812 г., чем особенно интересовался В. Скотт, и что некоторые из этих материалов (в переводе В. П. Давыдова) были в значительной своей части включены затем в текст «Истории Наполеона». Дневники В. Скотта свидетельствуют о том, что его встречи с В. П. Давыдовым были особенно частыми в 1826—1827 гг. В это время Давыдов в особенности старался быть полезным писателю, перед которым благоговел; он наводил для него различные исторические справки, разрешал недоумения относительно произношения и транскрипции русских слов, имен и фамилий, всячески занимал его своими рассказами о России, одаривал сувенирами, вроде, например, стальной табакерки тульской работы, с искусно изображенными на ней видами Петербурга и его окрестностей. Но В. Скотт все же, по-видимому, чаще всего возвращался тогда к особенно занимавшей его теме — к пожару Москвы и событиям 1812 г., о чем юноша Давыдов, к сожалению, мог рассказать только с чужих слов. Тогда-то, очевидно, и возникла в их беседах особая тема — о «Слове о полку Игореве», о национальной героической эпопее, единственная рукопись которой погибла в московском пожаре в 1812 г.

Мы догадываемся об этом, листая письма В. П. Давыдова к отцу, писанные из Эдинбурга в эти годы. После 1917 г. эти письма хранились некоторое время в архиве Серпуховского краевого музея; оттуда они поступили в Государственный литературный музей в Москве (ныне Центральный государственный архив литературы и искусства). Все они до сих пор не изданы. В одном из этих писем, относящемся к 1827 г. (точная дата, к сожалению, отсутствует), В. П. Давыдов сообщал отцу: «Я только что окончил перевод на английский язык „Слова о полку Игореве“, которое сир Вальтер Скотт выразил желание видеть»5. К сожалению, письмо это не сообщает более никаких подробностей об этом выполненном и несомненно переданном В. Скотту переводе, однако свидетельство это все же представляет безусловный интерес. Трудно сказать, насколько удачно могла быть выполнена Давыдовым эта нелегкая работа: она требовала не только переводческого опыта, но и филологической сноровки и специальных исторических знаний, какими он, естественно, не мог обладать, особенно в молодые годы. К тому же в 20-е годы на Западе «Слово» не было еще достаточно известно; английского перевода «Слова» не существовало, как, впрочем, и каких-либо упоминаний о нем в английской печати; переводы немецкие и французские были малочисленны, крайне неудовлетворительны и трудно находимы. Пользоваться какими-либо иноязычными переводами «Слова» для воспроизведения его текста на английском языке В. П. Давыдов, вероятно, не мог. Не только В. Скотт, по-видимому, впервые услышавший о «Слове» от своего юного собеседника6, но и сам Давыдов едва ли могли знать, что к этому времени существовало уже несколько немецких переводов «Слова» (Рихтера, 1803, Мюллера, 1811, В. Ганки, 1821, Зедерхольма, 1825), а также французских, впрочем еще более низких по своему качеству (вольный перевод Бланшара, сделанный с русского стихотворного пересказа Левитского; анонимный прозаический перевод, включенный в статью «О древней русской национальной поэзии» в журнале бар. д’Экштейна «Le Catholique» 1827 г.) и т. д. Следует также помнить, что В. П. Давыдов жил в это время и трудился над своим переводом за границей и едва ли поэтому мог пользоваться изысканиями первых русских комментаторов «Слова», накопившимися в литературе к концу 20-х годов (К. Ф. Калайдовича, Пожарского, А. С. Шишкова, Цертелева, Н. Ф. Грамматина и др.).


1 Кн. П. Долгоруков. Российская родословная книга, IV. СПб., 1857, стр. 428, 435; Старина и новизна, кн. 2. СПб., 1898, стр. 262—263.
2 The Jougnal of Sir Walter Scott from the Original Manuscript at Abbotsford. Edinburgh, 1890, vol. I, стр. 15, 63, 220—221; vol. II, стр. 23, 29, 68, 76, 85, 298.
3 Биографический очерк графа Владимира Григорьевича Орлова, 2 тома. Составлен внуком его гр. Орловым-Давыдовым. СПб., 1878; переиздан: Русский архив, 1908, в. 7—12. (Давыдов рассказывает о себе в третьем лице).
4 G. Struve. Russian Friends and Correspondents of Sir Walter Scott. — Comparative Literature, II, 1950, стр 307—326. Последнее из сохранившихся среди бумаг В. Скотта писем к нему В. П. Давыдова написано из Лондона и датировано 20 мая 1828 г.
5 ЦГАЛИ, 9758/5024-36.
6 Не исключена, впрочем, возможность, что В. Скотт мог узнать о «Слове» и из сочинений Н. М. Карамзина, которыми он интересовался. Как известно, Н. М. Карамзин не только первым сообщил Западной Европе о «Слове» еще до его издания, но впоследствии уделил ему внимание и в «Истории государства Российского» (т. I, 1816, гл. 7), вскоре вышедшей в просмотренном самим автором французском переводе (Thomas et Jauffret, 1819). Н. М. Карамзин называет здесь «Слово» «особенно древней повестью, украшенной цветами воображения и языком стихотворства».

1-2

Предыдущая глава




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".