Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

Тепловое воздействие. Благодаря своим свойствам плазменный коагулятор сворачивает кровь.
 

Автор «Задонщины» и его политические идеи. Страница 4


1-2-3-4-5-6

Автор «Задонщины» лишь два раза упомянул об «обиде великого князя», но семь раз говорит о борьбе «за землю Русскую и за веру хрестьянскую».

Отметим это усиление религиозного элемента. Конечно, он не является новостью. Автор «Слова», охотно вспоминающий языческих богов, все же называет половцев (а также и литовцев) «погаными», подчеркивая их язычество, а в конце «Слова» говорит даже: «Здрави князи и дружина, поборая за хрестьяны на поганые полкы». Это в духе XII в. Так, великий князь Мстислав II восклицает: «нам дай бог за крестьян и за землю Рускую головы сложити», а новгородцы восхваляют умершего Мстислава Храброго: «всегда бо тосняшеся умрети за Рускую землю и за хрестьяны»1. В борьбе с иноверцами усиливается чувство национальности, основанное на религиозном и языковом различии. Так, в песне о Сиде (тоже конца XII в.) все время говорится cristianos, слово «испанцы» вообще не упомянуто.

В «Задонщине» в связи с усилением религиозности к концу XIV в. понятие «веры християнской» неотъемлемо сплелось с понятием национальности, но не вытесняет его. Можно указать ряд выражений, где понятие «русский» стоит без вероисповедного признака.

Во-первых, имя «Русь». Известно, что в древнюю эпоху оно обозначало прежде всего народ, «язык» («в Афетове же части седить Русь, Чудь и вси языци»), но, как всякое название народа, может обозначать и его страну («в Русь, в Руси», как и «в Грекы, в Ляхы, в Лясех, в Угрех»). Любопытно, что ни «Слово о полку Игореве», ни «Слово о погибели» не пользуются этим сбивчивым термином. «Задонщина» его знает:

1) во вступлении имя «Русь» обозначает по-старому русский народ, во фразе: «от Афетова сына Ноева родися Русь преславная» (Б, У); 2) в таком же значении найдем его и в конце поэмы: «Русь великая одолеша Мамая» (И2), вариант: «Русь поганых одолеша» (С); как в древней летописи, слово «Русь» сочетается еще со множественным числом глагола; 3) однако выражение «на Русь», «в Русь» уже в Повести временных лет может обозначать и страну; в конце «Задонщины» «татаре» плачут, что им «в Русь ратью не ходити» (И2, У) или «на Русь... не хаживать» (И1); и в этом обороте «Русь» обозначает и народ и его страну.

Во-вторых, для обозначения отдельных людей «Слово о полку Игореве» пользуется патронимической формой «Русичи» (как «Вятичи», «Радимичи»). В «Слове о погибели» нет этой формы, но имеется сходная: «Тоймичи» от собирательного «Тойма». Кроме того, «Слово о полку Игореве» пользуется известным летописи оборотом «руские сыны» и «руские жены». «Задонщина» не называет «Русичей», но использовала остальные обороты своего образца.

Уже во вступлении сказано: «Снидемся, братие и друзи, сынове рустии» (У, С — рустии, И2). Дальше мы встретим: «наехали рустии сынове на сильную рать татарскую» (И2), чему в списках У и С соответствует «наехали руские князи». Можно считать первое выражение первичным, ввиду того что дальше говорится: «соступалися русские сынове с погаными татары» (И2), что сохранено и в С: «изступишася сынове руския», а в У заменено выражением «то ти ступишася руские удальцы»2.

В этом отношении список И2 ближе всего к «Слову о полку Игореве». Зависимость от своего образца особенно заметна в описании последней сечи: «Погании бежать, сынове рускии поля широкая кликом огородиша» (И2 и И1). Этот образ восходит к «Слову», являясь контаминацией двух фраз: «дети бесови кликом поля прегородиша, а храбрии Русичи преградиша чрълеными щиты». Автору «Задонщины» было ясно, что «Русичи» — это «руские сыны», тем более что в «Слове» дальше сказано: «посеяни костьми руских сынов».

Наконец, в конце «Задонщины» сказано: «уже руские сынове разграбиша татарские узорочья» (И2, У, И1), и несколько иначе в Син.: «и погнаша руския сынове вослед поганых татар».

Перефразируя «Слово», Софоний пишет: «уже жены руския восплескаша татарским златом». Это удачная переделка двух выражений: «жены руския всплакашася» и «готския девы... звоня руским златом».

Итак, «Задонщина» пользуется, как и «Слово», выражениями «руские сыны» и «руские жены». Кроме того, она вводит и новое: «руские удальцы». Помимо указанного варианта списка Унд., надо отметить: «гремят удальцы руские золочеными доспехи и черлеными щиты» (И2, У, С), что напоминает фразу «Слова»: «храбрые Русичи черлеными щиты»3. Слово «удальцы» можно считать рязанским выражением: оно часто встречается в Повести о разорении Рязани. Оно повторяется еще в «Задонщине», в плаче Андреевой жены: «спадоша руские удальцы з борзых коней на судное место» (И1), в других списках: «изседоша (выседоша) удальцы з борзых коней на судное место» (И2, У, С).

Наконец, в И1 сохранилась перифраза из «Слова»: «А уже Диво плачет под саблями татарскими, а тем руским богатырем под ранами». Вот новое, совсем былинное выражение — «русские богатыри», которое, может быть, попало в этот список при устной передаче «Задонщины».

Если в «Слове» упоминаются «руские полки» и «руское злато», то в «Задонщине» мы встретим варажения «поля руские» (только в У) и «мечи руские», заменившие уже непонятные «мечи харалужные» «Слова» во фразе: «уже поганыи оружие свое повергоша [а] главы своя подклониша под мечи рускыя» (И2, У).

Прекрасно самостоятельное выражение Софония: «вознесеся слава руская по всей земли» (И1, И2, У). Это выражение широкого чувства любви к родине, так же как и «звенит слава по всей земле Руской». Если в «Слове» шум полутайного похода Игоря ограничен небольшим четыреугольником: Сула — Киев — Новгород-Северский — Путивль, то в «Задонщине» фраза «звенит слава в Кыеве» более развернута: «звенит слава по всей земле Руской».

Великий поход Дмитрия и его победа должны прогреметь по всей родине.

На звон славы откликаются колокола вечные в Великом Новгороде — это самостоятельный удачный образ Софония. Понятие Русской земли начинается от Киева, оно обнимает и Новгород, но центром является теперь «сильный град Москва, славный град Москва». Вообще, городов в «Задонщине» названо мало, меньше, чем в «Слове»; кроме указанных трех, лишь Коломна и Серпухов4. Из иностранных городов названы: генуэзская Кафа в Крыму, христианские столицы Рим, Тырново и Царь-град.


1 Ипатьевская летопись под 1170 и 1178 гг.
2 Интересна амплификация в С: «изехалися удалые люди, князи богатыри литовския». Этот белорусский список XVII в. подчеркивает участие литовцев в Куликовской битве.
3 В Б иначе: «гремят удальцы золочеными шеломы [и] черлеными щиты», что следует считать позднейшим неудачным изменением: можно греметь щитом и доспехами, но нельзя греметь шлемом на голове.
4 Правда, если считать, что заключение принадлежит Софонию, то тут в прилагательной форме перечислен целый ряд городов: Москва, Белозерск, Новгород, Коломна, Серпухов, Переяславль, Кострома, Володимерь, Суздаль, Муром, Рязань, Ростов, Дмитров, Можайск, Звенигород, Углич.

1-2-3-4-5-6




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".