Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

Примечания к "Слову". Страница 7


1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11

293, 296/365, 369 Кобяка: Половецкий хан, с которым Игорь некогда вступил в непродолжительный союз (см. примеч. к ст. 156/179).

293/366 изъ луку моря: Имеется в виду изгиб Азовского моря в устье Дона. В Лаврентьевской летописи половцам приписываются слова: «Идем по них у луку моря» («Давайте пойдем по изогнутому берегу моря за ними»).

307—308/387—390 Уныша... забрали, а веселие понте. Скорбят забралы, веселье поникло. Ср. в «Поэмах Оссиана», «Смерть Кухулина» (Ossian, vol. I, p. 369): «Mournful are Tura's walls. Sorrow dwells at Dunscai1».

Если быть более точным, «забралы» означают брустверы на крепост­ном валу укрепленных городов, построенные для защиты жителей. Там же плачет Ефросинья в отрывке 557-589/691-730.

313/397 синее вино: Подразумевается либо черничное, либо темное виноградное вино. Можно вспомнить, что у греков темно-синее море ассоциировалось с цветом вина (и нет никакой необходимости привлекать для объяснений отраженный в волнах закат, как делают некоторые подслеповатые гомероведы). Очень темное красное вино действительно имеет глубинный лилово-синий оттенок, подобно южным морям — особенно в прогретых местах у берега. Я бы даже сказал «purple wine», «лиловое вино», если бы этот английский эпитет не превратился в почти «кроваво-красный» под влиянием конти­нентального, в особенности французского, представления о «pourpre», «пурпуре». В этой связи любопытно отметить, что русские переводят «purple» английских поэтов применительно к морю как «пурпурное» (или «багряное»), что значит, как и во французском языке, «темно-красное» (по-английски «crimson») вместо правильного «лилово-синее» или «фиолетовое». Согласно примечанию на с. 185 (Ossian, vol. I, Fingal, Book IV), каледонцы употребляли алкогольный напиток, который называли «синяя вода» (именуемый «горм-уи» на эрском языке), каковая, без сомнения, была черничным вином.

315—317/398—400 сыпахуть ми... и н?гуютъ мя: Ср. со старинным восточным и испанским обычаем отмечать счастливые дни белыми камушками, а несчастливые — черными. Умирая, человек может вскрыть этот полный камушков ящик и увидеть, насколько счастливой была его жизнь. Легко представить себе, как воинственный король использует колчан вместо ящика, а жемчужины для обозначения дней своих побед. На память приходит и Тамерлан (Тамбурлен, Тимур-ленг, монгольский император четырнадцатого века), который среди пыли и ужаса своих баснословных походов повелевал каждому воину по дороге на поле битвы класть на землю камень, а после сражения забирать его. Оставшийся таким образом курган служил памятником погибшим.

«Тльковинъ» — речь идет о прирученных язычниках, одомашненных иноземцах, используемых в качестве толмачей.

321/407 бусови врани: Мой перевод прилагательного предположи­тельный («dуmon ravens»). Я следовал рассуждениям тех ученых, которые устанавливают связь между ним и столь же неясным эпитетом в ст. 352/448 («время Бусово», «demon times», см. примеч.) и в ст. 612/757 («бусым волком», «demon wolf»). См. также «д?ти б?сови» в ст. 179/ 207. Другие комментаторы предполагают, что все три эпитета (ст. 322/407, 352/448, 612/757) следует переводить просто как «темный» (в древнерусском языке есть слово «бусый»); но такой цветовой эпитет звучал бы очень неестественно применительно к ворону и волку, имеющим, соответственно, традиционные определения «черный» и «серый», прочно закрепленные за ними стилистической традицией (см., например, ст. 155/176 и 11/15).

321—323/408—410 възграяху у Пл?снъска... къ синему морю: Весь отрывок очень испорчен, и не вполне ясно, почему город Плесеньск (см. карту) должен обеспечить сани (предполагалось также, что название может читаться как «Плоск», ровная местность неподалеку от Киева). Иллюстрация к рукописным Житиям святых четырнадцатого века, на которой изображены четверо человек, несущих деревянные сани в форме лодки с готовым к погребению телом, пожалуй, вполне объяс­няет возникающий здесь образ; а море — это место упокоения великих.

328—329/415—416 Кажется, бояре здесь иронически цитируют Игоря (см. ст. 55/110), неразумного и взбалмошного князя. Тьмуторокань (греч. Таматараха), богатый город с прилегающими землями на Таманском полуострове, в одиннадцатом веке принадлежал Руси, и традиционно им владели черниговские князья. Игорь, как и другие его предшественники, мечтал отвоевать его у половцев.

335—340/424—430 два солнца пом?ркоста... и въ мор? погрузиста: Ср. «Фингал», книга V (Ossian, vol. I, p. 174): «They sunk behind the hill, like two pillars of the fire of night».

Кто такие «молодая м?сяца»? Имена Олега и Святослава, появля­ющиеся в следующей строке, могут относиться ко второму и третьему сыновьям Игоря (оба малые дети), либо «Олег» под пером писца заменил Владимира (старшего сына Игоря, 1173-1212), и тогда Свято­славом оказывается молодой князь рыльский (1166—1186), племянник Игоря, чье отчество (Ольгович), по всей вероятности, и повлияло на эту ошибку. Летописи не сообщают, брал ли Игорь своих младших сыновей в поход 1185 года; но в них рассказывается, что в 1183 году Игорь призвал своего девятилетнего сына Олега (а точнее нескольких военачальников, которых номинально возглавил Олег), наряду со Святославом Рыльским и Всеволодом Курским сразиться с половцами, тогда уклонившимися от битвы (см. также примеч. к ст. 76/71). Что до строки 341/430 («и въ мор? погрузиста»), то фраза эта очевидно стоит не на месте, она втиснута между ст. 345/435 («аки пардуже гн?здо») и 342/436 («и великое буйство»), что бессмысленно. С точки зрения исторической, никто нигде не тонул, за исключением несчастных наемников, погибших в одном из Торских озер, названном в летописи «морем». Два заходящих солнца — это, безусловно, Игорь и Всеволод. Их красные колонноподобные отражения в воде (великолепная метафора, основанная на точном наблюдении) — это либо их дружины, либо (если принять за два месяца двух младших сыновей Игоря) два других предводителя русских — Святослав Рыльский и Владимир Путивльский.

Мы дошли до середины песни.

Пассаж 334—340/422—430 трактуется исследователями по-разному. Его прочитывают как продолжение речи бояр или, с чем я согласен, как авторскую вставку, после которой слово вновь передается вельможам и советникам.

341/437 подаста Хинови: Название «хинови» — окказионализм, по-видимому, относящийся ко всей группе азиатских племен, известных русским (см. далее ст. 446/555 и 565/701).

347/442 уже връжеся дивь на землю: См. примеч. к ст. 102-110/ 118-126.


1 Стены Туры печальны. Скорбь обитает в Дунскехе (по-английски).
2 Они за холмом сокрылись, словно в ночи два столпа огневых (по-английски).

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".