Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

Очерк научной деятельности члена-корреспондента АН СССР Адриановой-Перетц. Страница 4


1-2-3-4-5

Привлекала внимание В. П. Адриановой-Перетц и переводная литература XVII в. В статье «К истории легенды о странствующем жиде в старинной русской литературе» (1915) ею установлен факт перевода в 60-х годах XVII в. с немецкого языка на русский одного из вариантов широко распространенной на Востоке и Западе легенды об Агасфере.

Из числа работ В. П. Адриановой-Перетц, посвященных другим явлениям древнерусской литературы, притом не только XVII в., следует прежде всего отметить цикл ее статей о древнерусских «хождениях», или «хожениях», — рассказах о путешествиях в разные страны. Интерес к этому жанру возник у В. П. Адриановой-Перетц еще в первые годы ее научной деятельности, не ослабевал он и позже. В. П. Адрианова-Перетц занималась изучением ряда «хождений»: Арсения Селунского, паломника XVI в. Данила Корсунского, казанского купца Василия Гагары, в 1634 г. путешествовавшего в Грузию, Палестину и Египет, украинского паломника начала XVIII в. Ипполита Вишенского — автора «Пелгримации» в Иерусалим, на Синай и Афон; собирала материалы для критического издания древнейшего памятника этого вида литературы — «Хождения» игумена Даниила XII в. В 1948 г. в серии «Литературные памятники» Академии наук СССР вышло в свет новое издание «Хожения» в Индию в 1466—1472 гг. тверского купца Афанасия Никитина. В. П. Адрианова-Перетц приняла в нем участие и как редактор (совместно с акад. Б. Д. Грековым), и как автор содержательной статьи «Афанасий Никитин — путешественник-писатель».

Начиная с 1947 г. появляется в печати серия работ В. П. Адриановой-Перетц, посвященных одному из интереснейших произведений русской литературы конца XIV в. — «Задонщине». Все они в центральной своей части объединяются задачей восстановить на основе дошедших до нас дефектных списков «Задонщины» и цитат из нее в разных редакциях «Сказания о Мамаевом побоище» первоначальный (авторский) текст памятника. Решая эту сложную текстологическую задачу, В. П. Адрианова-Перетц пошла значительно дальше своих предшественников (И. И. Срезневского и С. К. Шамбинаго) и во многом иными путями: привлекла к исследованию новые списки; дала текстологическое обоснование своей реконструкции первоначального текста, тщательно оговаривая все поправки и дополнения, вносимые в список, положенный в основу реконструкции; попыталась — и это должно быть особо отмечено — найти объективный критерий отбора первоначальных чтений (в тех случаях, где «Задонщина» воспроизводит поэтический план и стиль «Слова о полку Игореве», В. П. Адрианова-Перетц первоначальными не без оснований считает чтения, наиболее близкие к тексту «Слова»). Результаты своего исследования В. П. Адрианова-Перетц опубликовала в форме трех вариантов приближенно восстановленного ею «авторского» текста «Задонщины»; последний, окончательный вариант был напечатан в книге «Воинские повести древней Руси» (Изд. АН СССР, М. — Л., 1949). Каждый вариант отражает определенный этап работы над реконструкцией текста; работа в целом заслуживает всяческого внимания как один из опытов такого рода текстологических разысканий.

В. П. Адриановой-Перетц мы обязаны и первым в нашей науке критическим изданием той редакции «Задонщины», которую мы знаем по сохранившимся спискам. Издание (см.: ТОДРЛ, т. V) сопровождается характеристикой всех списков «Задонщины» и обстоятельными примечаниями к отдельным местам текста, в том числе параллелями из «Слова о полку Игореве» и «Сказания о Мамаевом побоище».

Тщательное сопоставление «Задонщины» и «Слова о полку Игореве», к которому В. П. Адрианова-Перетц не раз возвращалась в своих работах о «Задонщине», дало ей возможность сделать несколько интересных наблюдений, касающихся и текста «Слова о полку Игореве»; она убедительно показала, что с помощью «Задонщины» могут быть оправданы некоторые поправки исследователей к первому изданию «Слова», и, в частности, гипотеза А. И. Соболевского о перестановке в начале его текста.

В связи с работами В. П. Адриановой-Перетц о «Задонщине» необходимо отметить и ее опубликованную в 1947 г. статью, посвященную мало изученному в нашей науке «Слову о житии и о преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя Руськаго». Здесь выяснены источники этого произведения, время его написания (первая половина XV в.), его литературная судьба (установлена широкая популярность в литературе XVI—XVII вв. одного эпизода из «Слова» — вдовьего плача княгини Евдокии). Статья не лишена интереса и в методическом отношении как опыт датировки произведения по стилистическим признакам.

Ценный вклад в изучение древнерусской литературы в целом внесла В. П. Адрианова-Перетц в том же 1947 г. своей книгой «Очерки поэтического стиля древней Руси». Книга распадается на две части. В первой рассматриваются наиболее распространенные в древнерусской литературе метафоры-символы («солнце», «облако», «туча», «буря», «корабль», «колос», «сокол», «волк» и пр.) и их разновидности: метафорические сравнения и эпитеты; во второй — встречающиеся в некоторых произведениях ораторской и повествовательной прозы лиро-эпические «плачи», в XVI—XVII вв. иногда выделявшиеся в самостоятельный лиро-эпический жанр. И те и другие в процессе исторического развития древнерусской литературы приобретали подчас характер устойчивых поэтических формул и схем, с некоторыми вариациями кочующих из одного произведения в другое. Большое место в книге занимает анализ происхождения каждой из этих формул и схем: одни восходят к устнопесенной поэзии и образности живого русского языка, другие — к библейско-византийской системе изобразительных средств. В итоговых разделах книги В. П. Адрианова-Перетц высказала ряд интересных суждений о природе изученных ею метафор и плачей, о причинах их многовековой устойчивости, об их художественном назначении в разных жанрах, о борьбе в них устной и книжной стихии. Книга очень богата фактическими данными и уже по одному этому еще не раз послужит полезным руководством для всех интересующихся вопросами изучения художественного мастерства древнерусских авторов.

В 1949 г. В. П. Адрианова-Перетц опубликовала статью методологического содержания — «Древнерусская литература и фольклор», где указала на необходимость коренного пересмотра традиционного решения этой проблемы. Сопоставление сюжетов, мотивов, художественных приемов, фразеологических сочетаний и даже отдельных слов, которым до последнего времени преимущественно занимались исследователи, явно недостаточно: такое сопоставление часто игнорирует самое основное — содержание произведений. Проблема взаимоотношения в древней Руси литературы и фольклора — это прежде всего «проблема соотнесения двух мировоззрений и двух художественных методов, то сближавшихся до полного совпадения, то расходившихся по своей принципиальной непримиримости». Предметом сравнительного изучения литературы и фольклора должно стать в первую очередь не внешнее, а внутреннее сходство, если оно налицо: «свойственное писателю и народному поэту отношение к исторической действительности», «задачи художественного отражения жизни в слове и методы, которыми эти задачи осуществляются».

Опытом реализации этих общих положений на практике и явился цикл статей В. П. Адриановой-Перетц 1950—1953 гг.: «Слово о полку Игореве и устная народная поэзия», «Историческая литература XI — начала XV в. и народная поэзия», «Исторические повести XVII века и устное народное творчество». На ряде конкретных примеров В. П. Адрианова-Перетц здесь наглядно показала, что родство многих литературных памятников древней Руси с народной поэзией в ее лучших образцах отнюдь не исчерпывается одним сходством элементов художественной формы, но является гораздо более глубоким: родство это коренится в общности идей, трактовки событий, миропонимания в целом.

1-2-3-4-5




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".