Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

«Пирогощая» «Слова о полку Игореве». Страница 2


1-2-3-4-5

О самом обещании Игоря летопись и «Слово» почему-то молчат. В летописи обещание, возможно, даже было, но странным образом исчезло, нарушив грамматический строй речи Игоря. Мы не можем считать, что об этих обещаниях не принято было говорить. «Повесть временных лет» говорит под 1022 г. об обещании князя Мстислава, данном им во время его единоборства с Редедей: «И яста ся бороти крепко, и надолзе борющемася има, и нача изнемагати Мьстислав: бе бо велик и силен Редедя. И рече Мьстислав: «О пречистая богородице, помози ми. Аще бо одолею сему, съзижю церковь во имя твое». И се рек удари имь о землю» (цитирую по Лаврентьевской летописи. Обращаю внимание, что обещание Мстислава, как и незавершенное обещание Игоря, также начинается со слова «аще»).

Прервем, однако, наши размышления, чтобы воздать должное предшественникам.

Предположение об обещании, данном Игорем в плену, было высказано еще в 1891 г. В. З. Завитневичем. Последний пишет: «Подобно тому, как когда-то знаменитый Мстислав Тмутараканский, изнемогая в борьбе с Редедею, дал обет создать церковь во имя Богородицы, так теперь знаменитый герой «Слова о полку Игореве», изнывая в половецкой неволе, мог дать известный обет Богородице Пирогощей»1.

Почему же все-таки ни Ипатьевская летопись, ни Лаврентьевская, ни само «Слово» ничего не говорят об обещании Игоря?

Объяснение, я предполагаю, заключается в следующем. Спасение Игоря из плена не могло рассматриваться как результат помощи Бога, Богоматери или святых. Ведь Игорь совершил поступок, который даже сторонник Игоря, летописец, вынужден был назвать «неславным путем». Бог мог защищать Игоря уже во время самого бегства, но делать Бога участником «неславного» решения было для автора «Слова» невозможно. Другое дело, конечно, что Игорь перед своим бегством мог возложить свое упование на Бога, Богоматерь или святых, просить их о заступничестве.

«Слово о полку Игореве» нашло своеобразный художественный выход из «трудного» для древнерусского писателя сюжетного положения. С просьбой о спасении обращается в «Слове» не сам Игорь, а его жена — Ярославна. Игорь спасен в ответ на ее мольбу, и не к Богу при этом, а к силам природы. И именно эти силы помогают Игорю, согласно «Слову», во время его бегства. Но воздать благодарность за свое спасение Игорь едет все же в Киев к Богородице Пирогощей. Факт этот был значителен для древнерусского писателя, и обойти его он не решался. Напротив, автор делает этот факт сюжетным завершением «Слова»: как я уже сказал, именно на этом заканчивается фактическая, сюжетная сторона «Слова». После этого в «Слове» имеется лишь славословие Игорю, другим князьям и дружине, воздаваемое им самим автором.

Автор «Слова» мог обратить внимание на приезд Игоря в Киев как киевлянин, однако сам факт приезда остается: Игорь не остается по возвращении в родном Новгороде Северском или в Чернигове, а сразу же едет в Киев.

Отвечая на вопрос о том, почему Игорь едет к церкви Богородицы именно в Киеве, а не в родном городе, мы должны прежде всего отметить, что ни в Новгороде Северском, ни в Чернигове не упоминаются богородичные храмы. Культ Богородицы был прежде всего киевским, где он был и наиболее традиционным, если принять во внимание такие храмы, как Богородица Десятинная, София (культ Софии тесно связан, как известно, с культом Богоматери, является одним из выражений последнего) и центральный храм Успения Богородицы в Печерском монастыре. Культ Богородицы рано распространился из Киева, вернее, из Киево-Печерского монастыря, во Владимиро-Суздальской земле. Об этом мы имеем подробные сведения в работах Н. Н. Воронина2, М. Д. Приселкова3 и многих других авторов4.

Патрональной святыней Чернигова был собор Спаса. Первая упоминаемая в Чернигове богородичная церковь освящена там на следующий год по возвращении Игоря из плена «отцом» (главой) черниговских Ольговичей Святославом Всеволодовичем5. Именно в этой церкви в 1196 г. был похоронен герой «Слова о полку Игореве» Всеволод Буй Тур. Храм Успения Богородицы имеется в черниговском Елецком монастыре. Письменных сведений о времени его основания нет. «Наиболее вероятная дата постройки — XII век и, скорее, его вторая половина»6.

Далее, с точки зрения феодального этикета, мы можем с полной определенностью ответить на вопрос о том, почему Игорь едет не к Богородице Десятинной и не к Софии: Игорь не был киевским князем, он не мог ехать к чужому княжескому столу и к чужой патрональной святыне. В эти два храма по возвращении из похода могли ехать только киевские князья, что и отмечено летописью в нескольких случаях под XII в.

Почему же Игорь дает обещание именно Богоматери, воздает именно ей благодарность за свое спасение?

Богоматерь как защитница государства, страны, города от врагов хорошо известна в богослужебных и молитвенных текстах. Известен акафист Богородице — «Взбранной Воеводе». Богоматерь имеет своими символами «Небесный Иерусалим», град, стену града, нерушимую стену, стену непреоборимую, двенадцативратный град (на основании Апокалипсиса у Романа Сладкопевца), башню Давида. Многочисленные материалы такого рода суммированы в интересной статье С. С. Аверинцева «К уяснению смысла надписи над конхой центральной апсиды Софии Киевской»7. Многие из них ранее были уже собраны архиепископом Сергием в «Полном месяцеслове Востока» и в работах Н. П. Кондакова.

Приведу некоторые дополнительные данные.

В Триоди постной имеются следующие строки, относящиеся к Богоматери: «Тебе пристанище спасения и стену нерушимую богородице владычице, вси вернии вемы: ты бо молитвами твоими от бед свобождаеши души наша» (Тропарь Богородице, песнь 5); «Жизни древе непроходимая, умная дево Богородице безневестная, райская врата заключеная ми прежде отверзи твоими молитвами, яко да славлю тя по бозе мою помощницу и державе прибежище» (Неделя сырная, утро, песня); «Богородице честная, души моея гноения, и сердца страсти, и ума пременение исцели, яко едина грешных помощница, и разоряемых стена» (вторник, первая седмица святаго поста, песнь 9); «Тя вси стяжахом прибежище и стену присно христиане» (пяток первая седмица святаго поста, песнь 3); «Блажим тя, Богородице Дево, и славим тя вернии подолгу, град непоколебимый, стену необоримую, твердую предстательницу и прибежище душ наших» (Богородичен в среду на вечерне, глас 5); «... радуйся, Богородице, двоенадесятостенный граде, и дверь златокованная, и чертоже светообразный...» (из Богородична на утрене в праздник Андрея Первозванного, 30 ноября); «... радуйся, граде одушевленный Царя и Бога, в нем же Христос пожив, спасение содела...» (из Стихир на хвалитех, глас 4, самогласен на утрене в Рождество Христово, 25 декабря)8.


1 Завитневич В. З. К вопросу о происхождении названия и о местоположении киевской церкви «святой Богородицы Пирогощей». — Труды Киевской духовной академии, 1891, № 1, с. 161.
2 Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII—XV веков, т. 1. XII столетие. М., 1961, с. 120 и след.
3 Приселков М. Д. История русского летописания XI—XV вв. Л., 1940, с. 75 и след.
4 Лихачев Д. С. Русские летописи. М. — Л., 1947 (перепечатано: The Hague, 1966), с. 278 и след.
5 См.: Ипат. лет. под 1186 г.: «Святослав Всеволодичь святи церков в Чернигове святаго Благовещения, юже бе сам создал». В Новгороде-Северском известна только церковь Николы, воздвигнутая в 1086 г., и Спасо-Преображенский собор, построенный Владимиром Давидовичем между 1124 и 1139 гг. По-видимому, патрональной святыней Новгорода Северского вслед за Черниговом был храм Спаса, так же как в Москве Успенский собор в Кремле был воздвигнут вслед за Успенским собором города Владимира. Младшие города в выборе своего патрона следовали старшим.
6 Логвин Г. Н. Чернигов, Новгород-Северский, Глухов, Путивль. М., 1965, с. 82.
7 В кн.: Древнерусское искусство. Художественная культура домонгольской Руси. М., 1972. с. 25—49.
8 За помощь в подборке текстов, в которых Богоматерь отождествляется с градом, стеной, благодарю Г. М. Прохорова и И. И. Гумницкого.

1-2-3-4-5




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".