Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

История подготовки текста «Слова о полку Игореве» к печати в конце XVIII в. Страница 2


1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12

«Поучение» Мусиным-Пушкиным издавалось непосредственно в те годы, когда была обнаружена рукопись «Слова», может быть, несколько раньше1. Вышедшее спустя семь лет после «Поучения» первое издание «Слова» выполнено в основном в том же типе (тот же формат, та же система примечаний внизу страницы под чертой и та же параллельная подача текста и перевода в две колонки, но разными шрифтами)2. Внешнее отличие первого издания «Слова» от издания «Поучения» состоит в том, что текст «Слова» напечатан гражданским шрифтом (курсивом), тогда как текст «Поучения» напечатан шрифтом церковнославянским (на причинах, по которым первые издатели «Слова» решили отказаться от церковнославянского шрифта, и на том, какие существенные изменения были с этим связаны, я остановлюсь в дальнейшем).

Правда, в числе издателей «Поучения» не было еще ни Н. Н. Бантыша-Каменского, ни А. Ф. Малиновского, но именно это обстоятельство позволит нам в дальнейшем до известной степени установить долю ученого участия в первом издании «Слова» этих двух его редакторов.

Сопоставляя мусин-пушкинское издание «Поучения» с рукописным текстом «Поучения» в Лаврентьевской летописи, нетрудно убедиться в том, что издатели довольно решительно приноравливали текст «Поучения» к орфографической системе церковнославянской печати второй половины XVIII в. Решительность этого приноровления не была, впрочем, одинаково последовательной во всех случаях. Издатели «Поучения» стремились преимущественно к тому, чтобы внешний вид текста не отличался от внешнего вида обычного церковнославянского набора XVIII в. Все диакритические знаки церковнославянского шрифта, как известно, весьма обильные в XVIII и XIX вв., широко применены в издании и никак не отражают той скромной системы этих знаков, которая имеется в рукописи Лаврентьевской летописи. Текст «Поучения», само собой разумеется, разбит на слова, предлоги отделены от последующего слова, в конце слов, оканчивающихся на согласный, последовательно расставлены «ъ», прописные буквы и знаки препинания, исправлено согласно орфографическим нормам XVIII в. употребление «e» («онемeють» — «онeмеютъ», с. 13; «тобе» — «тобe», с. 13, и т. п.). Юсы малые поставлены так, как это было принято в церковнославянской печати XVIII в. («своэіа» — «своея», с. 2; «моэіа» — «моея», с. 3; «любаіа» — «любая», с. 4, и т. д.). По орфографическим нормам церковнославянской печати XVIII в. выправлено употребление «w» («іако» — «іакw», с. 4, 10 и др.; «эго» — «эгw», с. 4, 6, 11 и др.; «тако» — «такw», с. 3 и т. д.), «ѕ» («зло» — «ѕло», с. 10, 53, 55 и др.; «злых» — «ѕлыхъ», с. 58), «п» («псалтырю» — «палтырю», с. 3), «і» («приимайте» — «приімайте», с. 4; «мира» — «міра», с. 9 и т. д.). Исправлено употребление выносных букв, сокращений, титл (постоянны «бъ» — «бгъ», «бе» — «бже», «гса» — «гдса», «гнсе» — «Гднсе», «евангльскому» — «еvгльскому», с. 9 и т. д. «Ю» после «ч», «ш» и «щ» заменено, согласно правописанию XVIII в., на «у» («чюднна» — «чудна», с. 12; «чюдес» — «чудесъ», с. 12 и т. д.); «ы» после «к» заменено на «и» (всюду «пакы» — «паки»; «великых»— «великихъ», с. 12). В некоторых случаях в середину слова вставлен «ь» — опять-таки в тех случаях, где это требовалось орфографией и произносительными нормами XVIII в. («печална» — «печальна», с. 4; «меншими» — «меньшими», с. 7; «хвално» — «хвально», с. 12; «силныіа» — «сильныя», с. 12; «толко» — «только», с. 37; «дeтми» — «дeтьми», с. 42; «половечскых» — «Половечьскыхъ», с. 43 и т. д.). Отдельные русские формы церковнославянизированы («луче» — «лучше», с. 5; «розноличнии» — «разноличнїи», с. 12; «присужено» — «присуждено», с. 31 и т. д.).

Таким образом, мусин-пушкинское издание «Поучения» не может быть охарактеризовано только как издание, «изобилующее разнообразными ошибками»3, неправильными прочтениями и т. п. Во многих случаях то, что исследователи принимали за ошибки, было определенной системой передачи текста. Оправдывалась эта система тем, что А. И. Мусин-Пушкин считал «Поучение» написанным на «славянском наречии», «от перепищиков инде испорченном»4. Можно не сомневаться, что «порчу» текста А. И. Мусин-Пушкин видел в отступлениях от современной ему церковнославянской орфографии и в нарушениях привычного корректорского единообразия.

Остановимся более подробно на некоторых приемах передачи текста в «Поучении», проливающих свет на приемы передачи текста в Екатерининской копии и в издании 1800 г.

Существенное значение для установления приемов передачи текста «Слова о полку Игореве» в Екатерининской копии и в первом издании «Слова» имеют принципы расстановки «і» в мусин-пушкинском издании «Поучения». В самой рукописи «Поучения» «і» встречается только шесть раз: «крщенїи», «приїмите», «wдіну», «нї на биричи», «ї в ловчих», «і нынe». Между тем в издании «Поучения» оно всюду расставлено по правилам орфографии конца XVIII в.: «крщенїи» (с. 1; оставлено, как и в рукописи), «прїимите» (с. 14), «wдину» (с. 15), «ни на биричи» (с. 46), «и въ ловчихъ» (с. 47), «и нынe» (с. 61), а также: «дeтїй» (вм. «дeтий»), и «бжій» (вм. «бии»), «прїимайте» (вм. «приимаите»), «лукавнующїи» (вм. «лукавнующии») и многие другие. Следовательно, только в одном случае в издании «Поучения» «і» совпадает с «і» в рукописи!

Ту же выдержанность расстановки «і» по правилам орфографии XVIII в. находим мы и в первом издании «Слова»: «братїе», «повeстій», «замышленїю», «вeщій», «мыслію» и т. д. Данные мусин-пушкинского издания «Духовной» Владимира Мономаха не позволяют сомневаться в том, что расстановка «і» в Екатерининской копии и в первом издании «Слова о полку Игореве» отнюдь не отражает графику самой рукописи. Несомненно, что «і» расставлялось в первом издании в строгом соответствии с правилами орфографии конца XVIII в.

Исключение может быть отмечено только в двух случаях: «усобіцe» (с. 3) и «а Володимиръ» (с. 28). Характерно, что в обоих этих случаях Екатерининская копия более последовательно проводит орфографию XVIII в. В ней читается «усобицe» и «а Володиміръ». Надо думать, что изменения внесены в текст издания 1800 г. из рукописи (на примерах исправления текста 1800 г. по рукописи мы еще остановимся).

Таким образом, единственный случай, где мы можем полагать, что «і» издания точно соответствует «і» рукописи, — это слово «усобіцe».

Отсюда ясна правота А. С. Орлова, отказавшегося в своем издании «Слова» от «і» первого издания и всюду заменившего его буквой «и». В своем издании «Слова» А. С. Орлов писал: «Новостью нашей графики является совершенное устранение буквы «і», проставленной первыми издателями в тексте «Слова» несомненно под влиянием орфографии конца XVIII в. Итак, все «і» заменены у нас посредством «и», что соответствует средневековой графике в преобладающем числе случаев»5. Вслед за А. С. Орловым «і» заменяется на «и» и в тексте «Слова», подготовленном к печати мною6. Думаю, что данные первого издания «Поучения Владимира Мономаха» полностью подтверждают правильность такой замены.


1 Н. К. Гудзий в статье «Судьбы печатного текста „Слова о полку Игореве“» (ТОДРЛ, т. VIII. М. — Л., 1951, с. 34) относит время приобретения рукописи «Слова» А. И. Мусиным-Пушкиным «к началу 1790-х годов». Присоединяемся к его мнению.
2 Отметим, что вышедшее на год раньше издания «Поучения» мусин-пушкинское издание «Русской Правды» (СПб., 1792) уже приближается к этому типу — с тем только различием, что примечания идут не внизу страницы, под чертой, а сразу же за текстом статьи. В конце издания дан словарь-указатель.
3 Гудзий Н. К. Судьбы печатного текста «Слова о полку Игореве», с. 35.
4 Духовная великого князя Владимира Всеволодовича..., с. VIII.
5 Орлов А. С. «Слово о полку Игореве», 2-е изд., дополн. М. — Л., 1946, с. 65.
6 Слово о полку Игореве, Л., 1949. (Б-ка поэта. Малая серия); Слово о полку Игореве. Серия «Литературные памятники». М. — Л., 1950; Слово о полку Игореве. М., Детгиз, 1949, 1954 и др.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".