Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

Продаем колено шарнирное 3КШ
 

«Слово о полку Игореве»


Слово о полку Игореве, один из немногих светских поэтических памятников древней русской литературы XII в., дошедших до нас, и принадлежащій, несомненно, перу выдающагося по таланту автора. Найдено было „Слово о П. И.“ в 1795 г., в эпоху антикварно-любительскаго увлеченія русской стариной, в рукописи, по всей вероятности, XVI в. в Ярославле, стало достояніем известнаго тогда собирателя гр. А. И. Мусина-Пушкина, который и издал его при помощи директора Московскаго Архива Иностр. Дел А. Ф. Малиновскаго в 1800 г. под заглавіем: „Ироическая песнь о походе на половцов удельнаго князя Новагорода Северскаго Игоря Святославича, писанная старинным русским языком в исходе XII столетія с переложеніем на употребляемое ныне наречіе“. В 1812 г. рукопись С. о п. И. сгорела в Москве вместе с остальной библіотекой М.-Пушкина в нашествіе французов; в распоряженіи ученых осталось лишь мало удовлетворительное в научном отношеніи первое изданіе и рукописная копія с той же рукописи, сделанная вскоре после ея открытія для имп. Екатерины II, также не отличающаяся исправностью (найдена в 1864 г. П. Пекарским, издана им же и позднее (1890) исправлена П. К. Симони); других списков памятника до сих пор не найдено. Эта не совсем обычная судьба памятника, а также его высокія поэтическія достоинства и редкость подобных произведеній в древнерусской литературе вызвали уже с первой четверти прошлаго столетія обширную научную литературу, посвященную разъясненію как исторіи самого „Слова“, так и многих его мест, не ясных и возбуждавших сомненіе: в этой научной литературе, разросшейся до весьма значительных размеров, высказывались мненія, начиная с сомненія в подлинности самаго памятника и кончая признаніем его замечательнейшим произведеніем во всей древней русской литературе; последнее мненіе в значительной степени остается в силе и до настоящаго времени. Научное движеніе, возбужденное „Словом“, в значительной степени приблизило нас к уясненію истиннаго значенія памятника, его отдельных сторон и темных его мест, но все же и до сих пор ряд вопросов, с ним связанных, и ряд мест в его тексте остаются не достаточно ясными.

Ср. Украинская литература, XLII, 216/17.

В итоге этого долговременнаго и настойчиваго изученія С. о п. И. мы получаем такое представленіе о нем, как памятнике литературном: оно есть несомненно — памятник русской древней поэтической литературы, созданный неизвестным нам автором, современником или, быть может, даже участником главнаго событія, послужившаго толчком для созданія „Слова“: неудачнаго похода Северскаго князя Игоря Святославича на половцев в 1185 г.; по своему характеру и содержанію „Слово“ принадлежит к довольно ограниченному кругу произведеній, вышедших не из духовной среды, бывшей в Кіевское время преимущественной представительницей в области литературной деятельности: оно есть одна из так-называемых „воинских“ повестей, выражавших настроенія и міросозерцаніе преимущественно военных и правящих кругов древне русскаго общества; поэтому возможно предполагать, что автор „Слова“ вышел, скорее всего, из среды княжеской дружины, многіе члены которой в силу своего положенія обладали и некоторой литературной подготовкой и в своем міросозерцаніи совмещали и элементы христіанскіе и переживанія прежней эпохи, не относясь к последним так ригористически, как это считало для себя обязательным духовенство, чем и объясняются те довольно многочисленныя языческія по происхожденію реминисценціи, которыя встречаются в „Слове“ и которыя использованы автором-христіанином уже в качестве изобразительных поэтических средств в его произведеніи (каковы: о Велесе, Даждь-боге, Деве-обиде и др.); той же близостью дружинника-автора к народной среде объясняется и тесная связь „Слова“ с устной поэзіей масс, бывших и долгое время спустя главными носителями и хранителями старинных переживаній в области поэтических народных верованій: в некоторых местах „Слова“ мы имеем перед собою типичные образцы подлинной устной поэзіи в художественном примененіи автора XII в. (каков, напр., знаменитый Плач Ярославны). Что касается формы „Слова“, то в настоящем виде памятника она, несомненно, прозаическая, но с весьма определенным ритмическим характером в отдельных местах, что дало некоторым изследователям мысль о том, что „Слово“ в его первоначальном виде было написано в форме стихотворной, при чем форма эта, отличная от позднейшей, ближе подходила к той, какую мы знаем из дошедшей до нас в эпической устной поэзіи; но предположеніе это остается до настоящаго времени лишь более или менее вероятным. Как повесть „воинская“, вышедшая из среды, которой близки были интересы современности народные, политическіе и государственные, „Слово“ в содержаніи своем не преследовало, конечно, целей чисто-исторических или дидактических (какова, напр., летопись), а имело своей задачей выразить в поэтической форме взгляды автора, участника или современника самых событій, на один из самых больных вопросов русской народно-государственной действительности: отношеній Руси к „степи“ в связи с междукняжескими отношеніями: неудача похода Игоря, несмотря на личныя высокія боевыя качества князя и его дружины, заставляет автора вспомнить прежнія, более счастливыя, времена Руси и видеть причину современной неудачи в той розни, которая более не сдерживается ни родственными отношеніями князей между собою, ни уваженіем к старшему; таким образом автор приходит к идее о великом значеніи единства Руси государственнаго и народнаго, горько жалуется на нарушеніе этого единства. Такое настроеніе автора выливается в высокохудожественные поэтическіе образы и картины, из которых соткана вся его „поэма“; она проникнута, поэтому, ярким лиризмом автора-патріота, имевшаго в силу этого полное право назвать свое произведеніе не только „Словом“, но и „песнію“, как он и выражается в начале своей поэмы.

Эти высокія поэтическія достоинства „Слова“ оценены были не только учеными, но и русскими поэтами и любителями поэзіи: об этом свидетельствует ряд поэтических переложеній (Жуковскаго, Майкова, Мея, Гербеля и др.) и подражаній „Слову“, его вліяніе на русскую поэзію новаго и стараго времени (какова, напр., „Задонщина“, памятн. конца XIV в.) и та редкая для памятника древней русской письменности по своему объему и разносторонности научная о нем литература, а также ряд переводов на все славянскіе и большинство з.-европейских языков.

Из литературы о С. о п. И.: А. Изданія: Д. Дубенскаго (М. 1844, „объясненное по древним письменным памятникам“ со стороны гл. обр. грамматич. форм и словаря), Н. С. Тихонравова (М. 1865 и 1868 — наиболее ценное из старших изд. по плану и комментарію), В. Ф. Миллера („Взгляд на С. о п. И.“, М. 1877: разъясненіе со стороны стиля, исправленіе некоторых темных мест, заимствованія в С.), А. А. Потебни (Воронеж, 1878 и Харьков 1914: народно-поэтическіе элементы в С., психологія творчества), Ф. Е. Корша (Спб. 1909, „Изслед. по русск. яз.“ изд. Акад. Наук, II, 6, опыт возстановленія ритмич. склада С. с попыткой исправленія отдельных мест). Факсимиле перваго изд. вышло в М. 1920 (изд. Сабашниковых).

Б. Обзоры литературы „Слова“: А. И. Смирнов, „Литература Слова со времени открытія его до 1876 г.“ (Воронеж, 1877); И. Н. Жданов, „Литература Сл.“ (Соч. I, Спб., 1904, стр. 381 и сл.); П. В. Владимиров, „Лит-ра Сл. о п. И. со времени его открытія по 1894 г.“. (Кіевск. Унив. Извест. 1894. № 4); Н. К. Гудзій, „Лит-ра Сл. за последнее 20-летіе“ (1894—1913, Ж. М. Н. П., 1914, № 2). Большинство указ. изд. и обзоров содержат также и изследованія памятника в целом или отд. частях.

В. Изследованія „Сл.“: А. Н. Веселовскій, Рец. по поводу „Взгляда“ В. Ф. Миллера (см. выше) — Ж. М. Н. П. 1877, № 8 (международные мотивы в С.), В. В. Каллаш, „Несколько догадок и соображеній по поводу Сл. о п. И.“ (Юбилейный сборник в честь В. Ф. Миллера, М. 1900 — Сл. и Песнь о Роланде, изученіе техники поэтическаго стиля); М. А. Андріевскій, „Изследованіе текста песни Игорю Святославичу, ч. I (Екатеринослав, 1880); Ф. И. Буслаев, „Русская поэзія XI и начала XII в.“. („Историч. очерки народн. слов. и искусства“, I, Спб., 1861); И. Н. Жданов, „Русск. поэзія в домонгольскую эпоху“ (Соч. I); А. И. Смирнов, „Пересмотр некоторых вопросов“ (Филолог. Записки, 1878, Воронеж); Е. В. Барсов, „Сл. о п. И., как художественный памятник Кіевской дружинной Руси“ (М. 1837 и 1890, три тома, не окончено — свод всего, что сделано по изученію Сл., обзор лит-ры, изученіе Сл., как повести „воинской“, лексикологіи).

М. Сперанскій


М. Сперанский. Слово о полку Игореве. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. — 7-е изд. — М.: Ред. и энциклопедия "Русского библиографического института Гранат", (1934). — Т. 39. — Стб. 528—532.




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".