Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

К пониманию фразы «Спала князю умь...» в «Слове о полку Игореве». Страница 2


1-2-3-4

Очень ярко рисует увлеченность Пушкина «Словом» А. И. Тургенев, человек, который был особенно близок к Пушкину в последние, трагические дни его жизни. И в это время целые вечера посвящал Пушкин разговорам о «Слове». Подробно писал об этом А. И. Тургенев своему брату Николаю в Париж 13 (25) декабря 1836 г.: «О песне о полку Игореве переговорю с Пушкиным, который ею давно занимается и издает с примечаниями. Между тем посылаю две статьи о ней, напечатанные недавно в Журнале нар. просв. Передай их Эйхгофу и скажи ему, что постараюсь еще кое-что о ней доставить и самую песнь. Справлюсь о лучшем немец. переводе». А затем, придя от Пушкина, А. И. Тургенев дописывает: «Полночь. Я зашел к Пушкину справиться о песне о Полку Игореве, коей он приготовляет критическое издание. Он посылает тебе прилагаемое у сего издание оной на древнем русском (в оригинале) латинскими буквами и переводы Богемский и Польский; и в конце написал и свое мнение о сих переводах. У него случилось два экземпляра этой книжки. Он хочет сделать критическое издание сей песни, в роде Шлецерова Нестора, и показать ошибки в толках Шишкова и других переводчиков и толкователей; но для этого ему нужно дождаться смерти Шишкова, чтобы преждевременно не уморить его критикою, а других смехом. Три или четыре места в оригинале останутся неясными, но многое пояснится, особливо начало. Он прочел несколько замечаний своих, весьма основательных и остроумных: все основано на знании наречий славянских и языка руского»1 (разрядка наша. — Э. Г.). В конце Тургенев добавляет еще любопытную подробность: «Я провел у них весь вечер в умном и любопытном разговоре и не поехал на бал к Щерб». А вернувшись от Пушкина, все еще был полон мыслей об этом разговоре и под их впечатлением писал брату.

И. П. Сахаров, фольклорист и этнограф, за три дня до дуэли Пушкина был у него с Л. А. Якубовичем и вспоминает об этом: «Пушкин горячо спорил с Якубовичем и спорил дельно. Здесь я слышал его предсмертные замыслы о „Слове Игорева полка“ — и только при разборе библиотеки Пушкина видел на лоскутках начатые заметки»2.

О том, что Пушкин очень основательно готовился к анализу «Слова о полку Игореве», говорит его библиотека. «Пушкин имел почти без исключения все существовавшие тогда переводы „Слова“ (вплоть до стихотворных). Среди них обращает на себя внимание экземпляр „Слова о полку Игореве“, изданного в Праге Вячеславом Ганкой с его переводами текста на чешский и немецкий языки. Вероятно, по этому экземпляру должна была вестись Пушкиным основная работа, так как в книгу вплетены были листы для заметок. Сверх того насчитываем мы до пятнадцати словарей и грамматик разных славянских языков. Как видно по некоторым пометам Пушкина на переводе „Слова“ Жуковского, Пушкин сопоставлял трудные слова с польскими, чешскими и даже немецкими словами» Список кандидатов в депутаты по одномандатным мажоритарным избирательным округам .

Защищая от нападок скептиков подлинность и древность «Слова», Пушкин отмечал особенности его лексики: «Кто с таким искусством мог затмить некоторые места из своей песни словами, открытыми впоследствии в старых летописях или отысканными в других славянских наречиях, где еще сохранились они во всей свежести употребления? Это предполагало бы знание всех наречий славянских»3. Поэтому естественно, что при работе над «Словом» Пушкин пришел к необходимости славянских сопоставлений.

В начале января 1837 г. Пушкин беседовал с А. М. Коркуновым, археографом, тогда преподавателем Московского университета, впоследствии академиком, который по поручению П. А. Вяземского после гибели поэта сообщал М. П. Погодину о сохранившихся в бумагах Пушкина неизданных произведениях4. Вспоминая эту беседу, Коркунов писал: «Его светлые объяснения древней „Песни о полку Игореве“ если не сохранились в бумагах, — невозвратимая потеря для науки»5.

Известно, что? осталось в бумагах Пушкина: начальный этап большой работы, какие-то мысли, наброски, отметки, на которые потом следовало обратить внимание. А концепция памятника, видимо, развивалась Пушкиным в устных беседах, где он, убеждая собеседников, убеждал и самого себя, и эти мысли вслух были «светлые», потому так увлекали его собеседников и слушателей. Устные беседы оставили у их участников, как мы видим по воспоминаниям, яркое впечатление, но воспоминания не передают конкретных подробностей, которые нас так интересуют.

Но все же, может быть, что-нибудь осталось, отразилось где-то?

В этой связи обращает на себя внимание одна малоизвестная публикация текста «Слова о полку Игореве» (без перевода)6.

История этого сборника такова: 12-го декабря 1836 г. И. М. Снегирев записал в Дневнике: «Был в заседании Общества Истории и древностей Российских, где представил от М. Я. Диева о вирах и предложил напечатать 2-е издание Сказания о Мамаевом побоище и Слово о кончине Великого Князя Дмитрия Донского. Предложение было принято Обществом»7. В дневниковой записи И. М. Снегирева и упоминания нет о печатании в сборнике «Слова о полку Игореве», однако в первой книжке Русского исторического сборника за 1838 г. оно напечатано на третьем месте после двух названных произведений о Дмитрии Донском, а на титульном листе к названиям двух первых произведений добавлено мелким шрифтом: «и Слово о плъку Игоревe».

Эти обстоятельства наводят на мысль, что решение печатать в сборнике и «Слово о полку Игореве» было принято позднее, уже после кончины Пушкина. На титуле книги есть и такая запись: «По определению Общества. 1838 года Декабря 10 дня. Секретарь М. Погодин». Но из Дневника И. М. Снегирева нам известно, что такое решение было принято два года назад — 12 декабря 1836 г., но без «Слова о полку Игореве». Следовательно, это «определение» было новое.

Известно, что М. Погодин, историк, профессор Московского университета, одно время бывший в близких отношениях с Пушкиным, очень тяжело переживал смерть поэта. «„Пушкин, наш славный Пушкин — погиб, — писал Погодин чешскому слависту П. Шафарику 21 февр. 1837. — Потеря сия невозвратима для литературы русской. Он первый наш народный поэт“. Погодин резко осудил Дантеса («поганый бродяга») и выразил беспокойство о судьбе наследия Пушкина»8.


1 Цит. по: Цявловский М. А. Пушкин и «Слово о полку Игореве». — Вестн. АН СССР, 1949, № 4, с. 65.
2 Цит. по: Цявловский М. А. Пушкин и «Слово о полку Игореве». — Вестн. АН СССР, 1949, № 4, с. 66.
3 Пушкин А. С. Собрание сочинений: В 10-ти т., т. 7, с. 503—504.
4 См.: Черейский Л. А. Пушкин и его окружение. Л., 1975, с. 195.
5 Цит. по: Цявловский М. А. Пушкин и «Слово о полку Игореве», с. 65.
6 Русский исторический сборник, 1838, т. 3, кн. 1, с. 107—128.
7 Русский архив, 1902, № 10, с. 186.
8 См.: Черейский Л. А. Пушкин и его окружение, с. 315.

1-2-3-4




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".