Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

Поиск       Главная > Дополнительные материалы > Литература > Слово о полку Игореве — памятник XII века > Н.К. Гудзий > «Слово о полку Игореве» в исследовании Н.К. Гудзия. Часть 5
 

По поводу ревизии подлинности «Слова о полку Игореве». Страница 5


1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17

Таким образом, утверждение Мазона об отсутствии связи между «Словом» и текстом, представленным Кирилло-Белозерским списком «Задонщины», падает само собой, как падает и утверждение о связях «Слова» исключительно лишь с поздними списками «Задонщины». Но, повторяем, если бы верно было это последнее утверждение, оно само по себе ровно ничего не говорило бы в пользу основного положения Мазона о влиянии «Задонщины» на «Слово», так как дата списка и дата текста далеко не всегда совпадают, и в поздних списках сплошь и рядом доходит до нас ранний текст.

Сопоставляя стилистические формулы и лексику «Слова» и «Задонщины», Мазон пользуется исключительно лишь списками самой «Задонщины», совершенно почти оставляя в стороне тексты «Сказания о Мамаевом побоище», в частности такие, в которых имеются общие места с «Задонщиной», и даже не упоминая о них, а между тем привлечение этих текстов очень существенно для уяснения взаимоотношения «Слова» и «Задонщины». Дело в том, что во всех редакциях «Сказания» мы находим такие параллели к «Слову», которые не покрываются существующими списками «Задонщины».

Приведем эти параллели, пользуясь выписками С. К. Шамбинаго из различных редакций «Сказания» и полными текстами трех его редакций, опубликованных Шамбинаго в приложении к его исследованию «Повести о Мамаевом побоище»1. «А русские удалцы сведоми» (ср. в «Слове» — «А мои ти куряни сведоми кмети»); «за твою обиду государя великого князя» (в «Слове» — «за обиду Олгову храбра и млада князя»); «Велми земля стонет... реки мутно пошли» (в «Слове» — «земля тутнет, реки мутно текуть»); «треснуша копия харалужная» (в «Слове» — «трещат копия харалужныя»); «Сынове же русскии... порывающеся, аки звании на брак сладкого вина пити» (ср. в «Слове» сопоставление битвы с брачным пиром); «Уныша бо царие» (в «Слове» — «Уныша бо градом забралы»); «Уже возлияс хвала на хулу и вержеся диво на землю» (в «Слове» — «Уже снесеся хула на хвалу... уже вержеся Дивь на землю»); «а главы своя под русские мечи подклониша» (в «Слове» — «а главы своя подклониша под тыи мечи харалужны»); «обогатеем русским златом» (в «Слове» — «звоня рускым златом»); «и побарают по христыянской вере» (в «Слове» — «побарая за христьяны»).

С. К. Шамбинаго не выделяет приведенных мест, имеющихся в различных редакциях «Сказания», из совокупности тех отрывков, какие, по его мнению, «Сказание» заимствовало из «Задонщины», хотя ни один текст последней не заключает в себе приведенных образцов, так близко стоящих к «Слову». Конечно, можно предположить, что они имелись в каком-то не дошедшем до нас тексте «Задонщины», и мы не сомневаемся, что Мазон так именно и решил бы этот вопрос, если бы ему предложено было высказаться по поводу его. Но, пока нам такой текст неизвестен, гораздо правдоподобнее предположить факт непосредственного влияния «Слова» на «Сказание», и притом не только в приведенных случаях, но, может быть, и в ряде других случаев, где Шамбинаго предполагает непосредственное влияние на «Сказание» «Задонщины».

Что такое предположение является вполне вероятным, мне думается, подтверждается следующим любопытным примером.

В соответствии с выражением «Слова» «стязи глаголют» в списках «Задонщины» И-1, И-2 и У читаем «стязи ревут». Если бы согласиться с тем, что «стязи глаголют» означало «знамена говорят», то это было бы, по мнению Мазона, модернизмом не только для старинного текста, но даже и для текста XVIII в. Поэтому он толкует в данном случае «стязи» как войска, воины, ссылаясь на Срезневского, который, однако, в своих «Материалах» в данном случае толкует «стяг» как боевое знамя.

Соглашаясь с толкованием Срезневского, по которому это слово имеет еще другое значение (стяг — полк, строй, войско), толкованием самим по себе мало правдоподобным и не оправдываемым приведенными в «Материалах» цитатами, и толкуя «стязи ревут» позднейших списков «Задонщины» в смысле «войско ревет, воет», Мазон объясняет замену в «Слове о полку Игореве» «ревут» на «глаголют» стремлением автора избежать слишком грубого слова, заменив его более изысканным. А между тем в текстах «Сказания» читаются такие фразы: «стязи ревут наволоченыя, простирающеся, аки облаци тихо трепещуще, хотят промолвити» и «стязи их золоченыя ревуть, просьтирающеся, аки облаци, тихо трепещущи, хотять промолвити»2! Выходит, что именно о знаменах, а не о войске идет здесь речь, и ничего модернистического не только для XVIII в., но и для более старого времени нет в том, что знамена поэтически осмысляются как одушевленные существа, способные издавать звуки. Отпадает и заподазривание Мазоном автора «Слова» в стремлении к намеренной изысканности выражений, так как уже в «Сказании» о знаменах говорится, что они «хотят промолвити». Но важнее всего то, что обе приведенные из «Сказания» цитаты с несомненностью убеждают нас в своей зависимости от выражения «Слова» — «стязи глаголют». В «Сказании» лишь распространено то, что в «Слове» сказано предельно сжато.

Есть основание думать, что «Слово» повлияло не только на «Задонщину» и на «Сказание», но кое в чем и на распространенную летописную повесть о Мамаевом побоище. По крайней мере в тексте ее, вошедшем в Софийскую I летопись, в Новгородскую IV и Воскресенскую, встречаем такие выражения, совпадающие с текстом «Слова»: «невеселую ту годину», «земля тутняше», «не готовыми дорогами». Первое из них нигде более, кроме «Слова», не отмечалось; глагол «тутьнути» в соединении с существительным «земля» также не отмечен нигде, кроме «Слова» и летописной повести. Наконец, выражению «не готовыми дорогами» летописной повести в «Задонщине» соответствует все-таки не точно совпадающее с текстом «Слова» — «неуготованными дорогами» (И-1, И-2 и У) и далее — «нетолченными дорогами» (С). Но летописная повесть о Мамаевом побоище уже никак не могла быть известна автору «Слова». Откуда же он взял хотя бы эти три выражения?

III

Сопоставляя последовательно отрывки «Слова» с различными соответствующими отрывками версий «Задонщины» и настойчиво подчеркивая при этом, что «Слово» ближе к позднейшим версиям «Задонщины», чем к версии списка К-Б, Мазон всюду все стилистически близкие параллели между обоими памятниками объясняет, конечно, влиянием «Задонщины» на «Слово», а не наоборот.

Мы не имеем возможности привести образцы всех соображений Мазона на этот счет. Остановимся подробнее на его анализе первых строк «Слова» в сопоставлении их с «Задонщиной».

К начальным строкам «Слова» «Не лепо ли ны бяшеть, братие», кончая «шизым орлом под облакы», Мазон приводит соответствующие параллели из списков «Задонщины»: «Скажи ми, брате, коли и мы словесы о похвальных сих о нынешних повестях [о] полку великого князя Дмитрия Ивановича и брата его... нача поведати по делом и былым, не поразился мысленными землями. Помянем первых лет времена, похвал[им] вещаг[о] горазда гудца» (С);


1 С. К. Шамбинаго. Повести о Мамаевом побоище, стр. 107, 110, 111, 117; Приложения, стр. 4, 11, 95, 116.
2 С. К. Шамбинаго. Повести о Мамаевом побоище. Приложения, стр. 23, 58.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".