Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

Загадочные стрикусы в «Слове о полку Игореве». Страница 3


1-2-3

Кроме того, есть прилагательное kusy — неполный, отрывочный, недостаточный1, которое непосредственно и точно соответствует древнерусскому «кусыи — кжсыи — с обрубленным хвостом, кургузый: — Не приведи на жертвж овьчате порочьна и кръна, или кжса, или слепа. Панд. Ант. XI в. 171; встречается и в XIV—XV вв.» (Срезневский, I, 1382).

Рассматривается слово кус (kus — kes) и в Словаре польского языка С. Б. Линде. Там мы встретили примеры, открывающие еще одну сторону семантики данного слова: «Sardanapal uciekl do Babilonu, gdzie tam najlepszy kus w swym zywocie udzialal, iz nakladszy na ogien drzew kazal sie zapalic» (Сарданапал бежал в Вавилон, где выкинул лучшую штуку (совершил лучший поступок) в своей жизни: приказал наложить в костер дров и сжечь себя). Слово кус Линде тут же поясняет синонимами: najlepsza sztuczka, najlepszy kawalek, najlepszy czyn jego. Итак, kus — это czyn — дело, поступок. Там же: «Komu pan uczyni jaki kus i znak nielaski, wnet u wszystkich bedzie nieznajomy». (Если пан совершит против кого-нибудь поступок или выкажет знак нелюбви, то все сразу от него отвернутся)2.

Таким образом, выясняется, что древнерусское кус могло иметь больше значений, о чем свидетельствуют параллели в славянских языках, и в числе этих значений — ‘штука’, ‘дело’, ‘поступок’.

Теперь обратимся к рассматриваемому тексту. В интересующем нас эпизоде речь идет о князе-волшебнике Всеславе, который характеризуется главным образом необычайно быстрыми, стремительными бросками на большие расстояния и множеством совершаемых действий, поступков: «тъй скочи къ граду Киеву и дотчеся стружиемъ злата стола Кыевскаго», затем «скочи отъ нихъ лютымъ зверемъ въ полночи изъ Белаграда, обесися сине мьгле», а «утръ же воззни»... Что же дальше? Пропустив пока с три кусы, читаем дальше: 1) отвори врата Новуграду; 2) разшибе славу Ярославу; 3) скочи влъкомъ до Немиги с Дудуток.

Вот эти три действия (поступка) произошли утрь, Всеслав ознаменовал (воззни) этот следующий день тремя поступками (с три кусы), которые тут же и перечисляются. Это могло означать и то, что на следующий день стало известно о трех поступках Всеслава.

Не следует, конечно, понимать буквально, что именно в одно утро совершил Всеслав все три действия. Время Всеслава отделяло от времени автора «Слова» почти столетие. Всеслав стал за это время князем-легендой, князем-сказкой. И эту сказку как раз поведал автор: ведь вот он какой был, Всеслав: «Тому въ Полотске позвониша заутренюю рано у святыя Софеи въ колоколы, а онъ въ Кыеве звонъ слыша». Но ведь и князь Игорь, вполне реальное лицо, живой современник автора, на глазах читателей и слушателей превращался в сказку: «Игорь князь поскочи горностаемъ къ тростию, и белым гоголемъ на воду, въвръжеся на бръзъ комонь, и скочи съ него бусымъ влъкомъ. И потече къ лугу Донца, и полете соколомъ подъ мьглами, избивая гуси и лебеди завтроку, и обеду, и ужине».

О стремительности Игоря автор повествует точно так же, как о стремительности Всеслава, но его слушателям очень хорошо было известно, что «скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается». Известно это было и автору, поэтому он меньше всего заботился о хронологии.

И в заключение хочется еще раз вернуться к упомянутой статье Н. А. Мещерского, где он, не согласившись ни с Р. О. Якобсоном, ни с Н. М. Дылевским, ни с В. Л. Виноградовой, ни с Д. С. Лихачевым в понимании с три кусы, очень осторожно предложил учесть вариант значения слова кус, который он встретил в исторической песне об Иване Грозном:

Ты Малюта, Малюта Скуратович,
Не за свой ты кус принимаешься,
Ты этим куском подавишься.

Нам кажется, что это значение слова кус ближе всего стоит к пониманию, что «кус» — «дело»: «не за свой кус принимаешься», т. е. не за свое дело берешься, а «куском подавишься» — фразеологизм, поэтому значение слова кусок — переносное: это дело тебя погубит.

Теперь, как нам кажется, можно дать более определенные ответы на вопросы, поставленные в начале статьи.

  1. Читать следует не стрикусы, как в издании 1800 г., а в три слова — с три кусы.
  2. В прочтении более приемлемый смысл получается, если исходим из написания издания 1800 г., а не Екатерининской копии: утръ же воззни с три кусы.
  3. Кус на основе значений этого слова в чешском и польском языках и в русской устной поэзии (предложение Н. А. Мещерского) надо понимать не как «кусок» — «клок», а как «дело», «поступок».

А поскольку работа над лексикой «Слова о полку Игореве» направлена на то, чтобы уточнить понимание и сделать перевод темных мест, то на основе прочтения данного места предлагаем и перевод всей строфы:

На седьмом еще веке Трояновом
бросил жребий Всеслав о любимой.
Коня пришпорив, метнулся он к Киеву,
коснулся древком золотого стола Киевского,
лютым зверем бросился в Белгород.
В полночь из Белгорода исчез,
окутавшись сизой мглою,
а на утро прозвенел (прогремел, прославился)
тремя делами:
отворил ворота Новгорода,
разбил славу Ярославову
и волком прыгнул к Немиге с Дудуток.


1 См.: Чешско-русский словарь: В 2-х т. Прага, 1973, с. 333.
2 Linde S. B. Slownik jezyka polskiego. Warszawa, 1951, t. 2, s. 558.

1-2-3

Следующая глава




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".