Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

Стилистический и лексический комментарий к «Слову о полку Игореве». Страница 10


1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25-26-27-28-29-30-31-32-33-34-35-36-37-38-39-40-41-42-43-44-45-46-47-48-49-50-51

Искусити Дону Великаго. — «Даждь ми власть... сью вещь искусити» (Пандекты Антиоха XI в.), но примеров на значение «отведать», «испить» Срезневский не дает (I, 1122). Синонимично в следующей фразе «Слова» — испити шеломомь Дону.

В значении «отведать» в старшем периоде известен глагол «въкусити» (вариант «укусити») в Остром. ев.: «Не имать въкусити съмьрьти» (Срезневский, I, 376). Соответствующий в греческом оригинале евангельского текста глагол имел и значение «попробуем своих сил», «сразимся». Ср. в Пов. врем. лет (Лавр. лет., 987 г..) — русские послы рассказывают Владимиру о церковной службе в Царьграде: «Мы убо не можем забыти красоты тоя, всяк бо человек, аще укусит сладка, последи горести не приимаеть».

Хощу бо, рече, копие приломити конець поля Половецкаго. — копие по памятникам встречается с XI в. (Срезневский, I, 1280). В сочетании с глаголом «изломити» в летописи имеет то же значение, что в «Слове» выражение копие приломити: «Въеха Изяслав один в полкы ратных и копье свое изломи» (Ипат. лет., 1151 г.). Андрей Боголюбский «изломи копье свое в супротивье своем» (Лавр. лет., 1149 г.). О символическом значении этих выражений см.: Д. С. Лихачев. Устные истоки, стр. 74—75. В. М. Истрин обращает внимание на то, что в переводе Хроники Амартола часто употребляется приставка «при» (т. III, стр. XXXII—XXXIII) для перевода различных греческих префиксов: «приплакати», «приподоблятися», «припевати», «пристроити» и т. п. (см. перечень глаголов с приставкой «при» в том же томе исследования В. М. Истрина: Амартол, стр. 293—298). — конець поля Половецкаго. — Сочетание конець с родит. пад. находим с XI в.: «...того бо есть земля и коньць ея» (Изборник Святослава 1073 г.: Срезневский, I, 471); «имяше на конець гор... келья» (Пандекты Никона: Срезневский, I, 464). В русских памятниках таким сочетанием нередко определяется местоположение: «В церкви святого Ильи, яже есть над ручаем конець Пасынъче беседы» (Лавр. лет., 945 г.); «на хълме, коньць Славьна» (Новг. I лет., 1202 г.); «конец же рускаго убола церковь» (Сказание Антония Новг.: Срезневский, I, 1274). — Термин «поле Половецкое» в «Слове» находим еще раз в конце, в ответе Гзака Кончаку. Это название связано с давней традицией именовать места кочевий печенегов и половцев «полем». Пов. врем. лет под 968 г. сообщает: «Собра (Святослав) вои и прогна печенеги в поли»; под 1103 г.: «Идоша в поле 4 дьни и придоша на Сутень». В соответствии с таким словоупотреблением и в «Слове» территория, откуда идут половцы, — то поля широкая, то великая поля, то кратко поле или поле незнаемо среди земли Половецкыи. Однако определением «половецкое» в сочетании с названием «поле» автор «Слова» воспользовался лишь два раза, явно предпочтя ему название «земля Половецкая», на которой была не только степь — «поле», но и Каяла, река Половецкая, хлъми и яругы, рекы и озеры, потокы и болота. На «земле Половецкой» протекал и Дон великий, испить шеломомь которого собирался князь Игорь, и малый Донец, помогавший князю бежать из плена. Термин «земля Половецкая» в «Слове» шире, чем «поле Половецкое». В летописи название степи «полем Половецким» встречаем лишь под 1224 г., когда в степи появляются орды татаро-монголов, а «земля Половецкая» называется под 1228 и 1238 гг. снова в связи с набегами этих орд. Затем эти термины опять исчезают со страниц южных летописей.

съ вами, Русици, хощу главу свою приложити, а любо испити шеломомь Дону. — А. В. Соловьев в статье «Русичи и Русовичи» (Слово2, стр. 276—299) разъяснил, что «форма русичи вполне закономерна для древнерусского языка XII—XIII вв.» (там же, стр. 286). Ср. аналогичные формы «берендичи» (35 раз с 1097 по 1185 гг.), «немчичь» (в Ипат. лет., 1149 г. и в Договоре Смоленска с Ригой 1229 г.). Кроме того, с конца XII в. в летописях рядом с собирательными Пермь, Ермола, Вымь и т. д. находим «пермичи, ермоличи, вымичи и т. д.» (Слово2, стр. 284—286). Форма «русичи» старше сохранившейся в украинских народных песнях «русовичи» (Слово2, стр. 287—291). — главу свою приложити. — В «Слове» вместо обычных в летописи сочетаний «положити главу» или «сложити главу» употреблен глагол приложити. Такое словосочетание знакомо уже по поучению Луки Жидяты, где читаем: «Буди правдив тако, яко не каися правды дела и закона божия и приложа главы» (Срезневский, II, 1425). — В значении «отдать жизнь» словосочетания «главу положити» или «сложити» обычны в летописи XI—XII вв.: «Можемь головы свое с Вышегородци положити» (Ипат. лет., 1015 г.); «хочем же за отца вашего... головы свое сложити» (там же, 1151 г.); «за Рускую землю головы свое сложити» (там же, 1170 г.); «вьси мы можем главы своя положити за тя» (Успенск. сб. XII в., стр. 15). — а любо: «Да аще хощете за сих битися, да се мы готови, а любо даите врагы наша» (Лавр. лет., 1097 г.). При более обычной конструкции фразы с повторяющимся «любо» («любо — любо») одно из них может опускаться или заменяться другим словом: «...искати в собе татя, любо платити продажю» (Русская Правда: Срезневский, I, 461); «да любо собою ны беси искушають, или не бояштаяся бога на ны въоружають» (Изборник Святослава 1073 г., л. 68 об.); «любо голову свою сложю, паки ли отчину свою налезу» (Лавр. лет., 1150 г.). — испити шоломомь Дону. — О символическом значении всего выражения см. выше (стр. 72). — испити — «по чаши испивай» (Кормчая XIII в.: Памятники древнерусского канонического права, ч. I. Изд. 2-е, СПб., 1908, стлб. 123). (Примеры, начиная с Остром. ев., см.: Срезневский, I, 1127).

Тогда въступи Игорь князь въ златъ стремень и поеха по чистому полю (ср. Олег ступаетъ въ златъ стремень, обращение к Ростиславичам: вступита, господина, въ златъ стремень). — Здесь вместо обычного в летописи выражения «всести на конь», применяемого, когда речь идет об отправлении в поход всей дружины с князем, имеем сочетание, связанное с особым символическим значением «стремени» в феодальном быту (см.: Д. С. Лихачев. Устные истоки, стр. 77—78). В летописи это значение отражено лишь в формуле вассальной зависимости, в словах Ярослава Галицкого киевскому князу Изяславу: «...ать ездить Мьстислав подле твои стремень по одинои стороне тебе, а я по другои стороне подле твои стремень еждю всими своими полкы» (Ипат. лет., 1152 г.; ср.: там же, 1240 г.). Примеры в памятниках имеются с XV в. — повесть о Динаре: «...возступлю в стремя воинского ополчения» (Памятники старинной русской литературы, I—II, СПб., 1860, стр. 374). Но на миниатюре Радзив. лет. (л. 234) изображено, как Святослав вдевает ногу в стремя, которое держит оруженосец. — и поеха по чистому полю. — «Проидоша вал на чистое поле и поидоша бится» (Ипат. лет., 1151 г.); «и бысть сеча велика... на поле чисте» (Псковск. I лет., 1265 г.: Срезневский, III, 1532).

Солнце ему тьмою путь заступаше. — У Флавия Тит реально, увидев отступающих к горе иудеев, «заступи им путь» (стр. 324), как и в «Слове» Ярослав заступи королеви путь. В летописи глагол «заступить» в том же значении: «Печенизи заступиша пороги» (Лавр. лет., 971 г.).

нощь стонущи ему грозою птичь убуди. — Выражению нощь стонущи, обозначающему предвестие несчастья, в летописи соответствует «стонала земля, вси слышаша» (Переясл. лет., 1091 г.: Срезневский, III, 521). Описание грозовой ночи как предвестия поражения представляет пейзаж со скрытым символическим значением. Аналогии этому описанию, но без символического оттенка, имеются в паремийном чтении о Борисе и Глебе, где описание битвы соединено с картиной ночной грозы: «И бысть гром велик и тутън и дожгь велик и мълния блистание» (Жития Бориса и Глеба, стр. 120), в летописном описании битвы при Листвене: «И бывши нощи, бысть тма, молонья и гром и дождь... И бысть сеча силна, яко посветяше молонья, блещашеться оружье и бе гроза велика» (Лавр. лет., 1024 г.). Так и в переводе Флавия описание битвы соединяется с картиной грозы: «Приключи же ся в нощь буря неизреченная, и громи частии, страшнии, и земля трясашеся ревуще» (стр. 336). — Форма птичь известна в Александрии: «...птичь акы голубь», «два птичя летяща» (стр. 79, 99). — Убуди. — У Флавия читаем, что Ирод «убудив воя и укрепив их» своей речью (стр. 202).

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25-26-27-28-29-30-31-32-33-34-35-36-37-38-39-40-41-42-43-44-45-46-47-48-49-50-51




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".