Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

Стилистический и лексический комментарий к «Слову о полку Игореве». Страница 34


1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25-26-27-28-29-30-31-32-33-34-35-36-37-38-39-40-41-42-43-44-45-46-47-48-49-50-51

Нъ рекосте: Мужаимеся сами, преднюю славу сами похитимъ а заднюю ся сами подълимъ. — Форма мужаимеся известна с XI в.: «И ресте: „Мужаимъся“» (Григорий Назианзин XI в.: Срезневский, II, 188); в Ипат. лет. под 1068 г.: «И тако не обратистеся ко мне, но ресте: Мужаимъся» (в Лавр. лет. под тем же годом: «мужаемъся»). — преднюю ... заднюю — «задьняа убо забывая, а на предьняа простираяся» (Пандекты Антиоха XI в.: Срезневский, I, 910); «аще бых не ведал предняя и задняя» (Флавий, стр. 237). Д. С. Лихачев показал, что «слово „передняя“ в древнерусском языке относилось к прошлому, когда речь шла о времени, точнее к началу какого-то определенного промежутка времени, „задняя“ же — к недавно случившемуся, ко времени последних событий, к завершению какой-то цепи событий, иногда к будущему». Поэтому текст Ипат. лет. под 1254 г. — «Хронографу же нужа есть писати все и вся бывшая, овогда же писати в передняя, овогда же воступати в задняя» — Д. С. Лихачев толкует так: «Хронографу следует описывать все случившееся, то возвращаясь к старине, то описывая последние события». Исходя из этих значений, Д. С. Лихачев так толкует слова Святослава о похвальбе молодых князей: «Игорь и Всеволод своим походом на половцев собирались „похитить“ славу прежних чужих походов на половцев и поделить между собою славу своего нового совместного, последнего похода на половцев». Слово «похитить», как замечает Д. С. Лихачев, «уместнее к прошлому («преднюю»), чем к будущему («заднюю»)»; это слово можно сопоставить, по мнению исследователя, с глаголами в сходных по смыслу выражениях: притрепа славу деду своему Всеславу ... уже бо выскочисте из деднеи славе ... разшибе славу Ярославу. — Во всех этих выражениях речь идет о славе, добытой предками, т. е. о славе прошлого. В данном случае, заключает Д. С. Лихачев, мы имеем в «Слове» один из «пережитков архаичного, по сравнению с современным, мышления» (Д. С. Лихачев. Из наблюдений над лексикой «Слова о полку Игореве». — Изв. АН СССР, ОЛЯ, т. VIII, вып. 6, 1949, стр. 552—554). Однако глагол «похытити» в древнерусском языке имел не только значение «завладеть», «схватить и похитить», отмеченное Срезневским (II, 1322—1323), но и «подхватить, поддержать». Это значение Н. А. Мещерский обнаружил в переведенной на Руси в начале XII в. повести «История Иудейской войны». Он пишет: «Один из римских воинов, оставшийся на крыше подожженной иудеями башни, обращается к своему другу, находящемуся внизу под башней, с такими словами: „Стани, да скочю к тебе и похытиши мя“». Очевидно, слово «похытиши» уже звучало в XV в. как архаизм, хотя и понятный, и переписчик повести (Чудовский список XV в.) заменил его глаголом «подхватиши». Таким образом, по мнению Н. А. Мещерского, комментируемый текст «Слова» следует понимать так: «подхватим», «поддержим» падшую «преднюю», «прадеднюю» славу. Это выражение Н. А. Мещерский исторически разъясняет следующим образом: «Речь идет, по всей видимости, о распространении власти черниговских и северских князей на Придонье и побережье Черного и Азовского морей, которые до захвата их половцами входили в состав державы Мстислава Тьмутороканского, а впоследствии — Святослава Ярославича Черниговского и поэтому представляли собою „предел желаний“ князей из „Ольгова храброго гнезда“» (К толкованию лексики «Слова о полку Игореве». — Ученые записки ЛГУ, Серия филологич. наук, вып. 24, 1956, стр. 7). Об этой мечте и вспоминают бояре, говоря Святославу: «Два сокола полетели поискати града Тьмутороканя, а любо испити шеломомь Дону». В Лавр. лет. под 1186 г. иными словами выражена та же похвальба Игоря и Всеволода: «Сами поидоша о собе рекуще: Мы есмы ци не князи же? Поидем, такы же собе хвалы добудем».

А чи диво ся, братие, стару помолодити? — В переводе Флавия обороту а чи соответствуют «ци», «ци ли»: «Ци кончины братнее забых?», «ци не неведах июдейска закона?», «ци римляном даемся?», «ци порабочаем митрополию?», «ци ли оружия строять? Ци по помощникы посылають?» и т. д. (стр. 237, 310, 334, 340 и др.). В Ипат. лет. оборот «а чи», «ци» в XII в. встречаем нередко: «Святополк про волость чи не уби Бориса и Глеба, а сам чи долго поживе» (1140 г.); «ци сего еси дозрел» (1150 г.); «а чи что замыслить лихое» (1164 г., см. также 1170 г. и т. д.). — а чи диво — «дивно ли оже муж умерл» (Поучение Владимира Мономаха); «да не дивно есть разумеющи, братья, умерети» (Ипат. лет., 1185 г.). — стару — в значении «достигший преклонного возраста» слово известно с XI в. (примеры: Срезневский, III, 498). — помолодити(ся) — этот глагол в старославянской форме известен с XI в.: «Христа ради нас ради помладивъшуся» (Минея 1097 г., ноябрь, стр. 414).

Коли соколъ въ мытехъ бываетъ, высоко птицъ възбиваетъ, не дастъ гнезда своего въ обиду. — коли — в значении «когда»: «Отец ваю добр был, коли княжил у нас» (Лавр. лет., 1175 г.); «на обеде, коли игумен обедает» (Грамота 1130 г.: Срезневский, I, 1250). Начинающее фразу коли находим в старшей редакции Моления Даниила Заточника: «Коли пожреть синиця орла, коли камение въсплавлет по воде и коли иметь свиниа на белку лаяти» (Словарь, 2, стр. 199—200). — въ мытехъ — старший из известных примеров определения линьки птицы относится к XV в. Так, в списке «Слова в неделю сыропустную» читаем такое сравнение людей: «Мытятся яко ястреби и понавляются яко орли» (цит. по кн.: Перетц1, стр. 270). Чтобы термин «мытиться» попал в такой далекий от природоведения жанр, как церковное поучение, он должен был в быту быть широко распространенным, иначе самое сравнение, рассчитанное на приближение религиозной темы к слушателю-читателю, осталось бы непонятным. Итак, выражения «мытиться» или «в мытех быть» — «линять» стали терминами задолго до того, как их употребил составитель или переписчик церковного поучения. В XVII в., когда в высших кругах феодального общества интерес к соколиной охоте усилился (возможно, в связи с тем, что ею увлекался царь Алексей Михайлович), когда был напечатан «Урядник сокольничьего пути», в поздних списках Повести об Акире появляются вставки в старый текст, упоминающие о линьке сокола. В списке конца XVII в. читаем: когда Акир после трехлетнего заключения в темнице отдохнул дома пять месяцев, он «готов бысть на царскую службу, аки трех мытей ясен сокол у ласкова сокольника». В другом списке находится такая фраза: «Егда бо сокол трех мытей бывает, он не даст ся с гнезда своего взяти» (Памятники старинной русской литературы, изд. Г. Кушелевым-Безбородко, вып. II, СПб., 1860, стр. 368). — бываетъ въ... с творит. пад.: «Человек... в укоризне бывает» (Акир, стр. 37). — Выражение высоко птицъ възбиваетъ имеет аналогию в летописном тексте: «Стрелци... възбиша ратьныя от города» (Ипат. лет., 1149 г.); в переводе Флавия: «Възби вся к пропасти» (стр. 364); «ни полку противныа възбивающе» (Иоанн Дамаскин в переводе Иоанна экзарха Болгарского: Срезневский, I, 1250); ср.: «...орел, высоко летая» (Даниил Заточник, стр. 103). Точность описания в «Слове» поведения охотничьего сокола имеет аналогию в арабской «Книге назиданий», составленной современником автора «Слова» (сирийским эмиром Усамом ибн Мункызом, умершим в 1188 г.). Здесь описывается, как сокол, «сменивший перья» (ср. коли соколъ въ мытехъ бываетъ), «поднялся вверх с птицами, ударил некоторых из них и спустился... Когда цапля замечала сокола, она начинала кружиться и подниматься выше, а сокол кружил с другой стороны, потом взмывал над цаплей...» (ср. высоко птицъ възбиваетъ) (В. Ф. Ржига. Из очерков по Слову о полку Игореве. — МГУ, Доклады и сообщения Филологич. факультета, вып. 3, 1947, стр. 74). — не дастъ гнезда своего въ обиду — см. выше, стр. 87 (Ольгово хороброе гнездо ... не было онъ обиде порождено). — К сочетанию не дастъ ... въ обиду параллель имеем в Лавр. лет. под 1074 г.: «Се поручаю игуменьство Стефану, не дай его в обиду»; «да еще бог не дасть в обиду человека проста, еда начнуть его обидети» (Лавр. лет., 1169 г. — о победе Михалка над половцами).

Нъ се зло — княже ми не пособие. — К обороту нъ се зло параллель дает «Слово св. отець о посте», вошедшее в старшую редакцию Измарагда: «Не се ли зло, еже такову честь творять бесомь» (цит. Р. Якобсон: La Geste, стр. 244, прим. 12). — княже ми не пособие — аналогичное сочетание с притяж. прилаг. встречаем в Псковск. I лет. под 1368 г.: «По грехом нашим бысть непособье божие» (другие примеры: Срезневский, II, 410). — княже — краткая форма притяж. прилаг. «княжь» известна с XI в. (Срезневский, I, 1399). Без отрицания слово «пособие» находим в XI в. в ораторской речи: «Ваю пособиемь... князи наши... побежають» (Жития Бориса и Глеба, стр. 49).

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25-26-27-28-29-30-31-32-33-34-35-36-37-38-39-40-41-42-43-44-45-46-47-48-49-50-51




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".