Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

Стилистический и лексический комментарий к «Слову о полку Игореве». Страница 39


1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25-26-27-28-29-30-31-32-33-34-35-36-37-38-39-40-41-42-43-44-45-46-47-48-49-50-51

В переносном смысле такой сокол обозначает человека, отличающегося быстрыми движениями и большой энергией. А. В. Соловьев добавляет (Восемь заметок к Слову о полку Игореве. — ТОДРЛ, т. XX, 1964, стр. 371), что слова «шестокрил», «шестокрильць» обозначали в древнерусском, как и в новогреческом (а вероятно, и в болгарском и сербском), одинаково библейского серафима, быстрого сокола и, наконец, быстрого удалого витязя. А. В. Соловьев сопоставляет с таким толкованием выражение «Повести о разорении Рязани»: «Сии бо люди крылатии и не имеющие смерти». За древность слова шестокрилци, по указанию А. В. Соловьева, говорит самая его форма: в XVIII и XIX вв. в таком сложном слове «гласная при основе на -ть непременно будет и или е» (отсюда «шестикрылый серафим» у Пушкина), «между тем в тексте „Слова“ стоит древняя форма, типичная для церковнославянского языка», — шестокрилци. Справка Н. В. Шарлеманя о шести крыльях сокола объясняет, почему автор «Слова» — отличный знаток соколиной охоты — воспользовался книжным образом, обозначающим и церковного серафима, а в живом греческом языке его времени и сокола — отважного витязя. — Худа в применении к понятию «род» (в данном случае гнездо — род) встречаем в переводных памятниках старшего периода: «...не худ еси в тысущах Июдовах» (Кирилл Иерусалимский по списку XIII в.: Срезневский, III, 1418); Пчела противопоставляет «славных граждан» «худым» (там же); «род отьца моего худ есть» (Флавий, стр. 220). Но и в прямом смысле, в применении к птицам, определение «худой» известно, например, по Поучению Владимира Мономаха: птицы «и сильныя и худыя идут по всем землям».

Не победными жребии собе власти расхытисте! — Эта фраза вызывала сомнения у исследователей: в том виде, в каком она читается в первом издании, она обозначает, что князья волынские получили власть законным путем, а не войной — «победой». Но глагол расхытисте имеет оттенок значения тот же, что глагол «въсхытити» — «похитить, захватить». Возможно, поэтому предлагают внести поправку и восстановить будто бы пропущенное при переписке «ли»: Не победными ли жребии, т. е. не войной ли. Опору для такой поправки могут дать известия о том, что волынские князья не раз получали военную помощь от «ляхов» в своей борьбе с киевскими и галицкими князьями (Д. С. Лихачев. Истор. и полит. кругозор, стр. 48—49). Очевидно, нужны специальные исследования истории княжения названных в «Слове» волынских князей, чтобы решить вопрос о том, есть ли необходимость вносить поправку в данном тексте первого издания. — «Непобедный» в значении «не военный» находим в языке гимнографии — Минея 1095 г.: «Непобедьными оружиими приобряжься, верою и надежею», «своея душа спасл... непобедьно» (сентябрь, стр. 061, 0165 — в обоих случаях образ составляет часть обычной в гимнографии метафоры святой — воин Христов). — Сочетание власти расхытисте имеет аналогию у Кирилла Туровского: он упрекает монахов, «бес страха божия живущих», «земныя части и власти о собе въсхитающа» (Еремин, т. XII, стр. 356). — «Власть» в значении «область»: «Ти же на 4 власти разделиша Июдею» (Амартол, стр. 197), «и истреби вся власти ты» (там же, стр. 344); «многи же церкви созда по власти своей» (Лавр. лет., 1212 г.); «начаша ему стужати, хотяще власти ов сея, ова же другие, сеи же смиряя их, раздавая власти им» (Радз. лет., 1093 г.).

Кое ваши златыи шеломы и сулицы Ляцкии и щиты? — Вопросительное кое имеем в переводных памятниках: «Кое суть ваши бози?» (Супрасльск. рук. XI в.: Перетц1, стр. 284); в Палее по списку XV в.: «Разбери, кое отроки и кое девици» (там же). В летописи: «Олег... рече: Кое есть конь мъй?» (Радзив. лет., 912 г.); «братья вси со мною суть. А кое есть Андреевичь Володимир и Ярослав и Давыд?» (Ипат. лет., 1169 г.). В вопросе «Слова» обращает на себя внимание определение сулиц — «ляцкии». По мнению Д. С. Лихачева, здесь автор, имея в виду полупольское происхождение волынских Мстиславичей (по матери они были внуками польского короля Болеслава Кривоустого), намекает одновременно и на ту военную помощь, которую получали волынские князья из Польши (Истор. и полит. кругозор, стр. 48—49). — Сулицы — упоминаются в русской и переводной литературе с XI в. В Житии Бориса и Глеба Нестора убийцы вооружены сулицами (примеры: Срезневский, III, 616—617).

Загородите полю ворота своими острыми стрелами за землю Русскую, за раны Игоревы, буего Святъславлича! — Исходным для создания поэтического образа-метафоры загородите полю ворота явился военный термин «затворити ворота», т. е. решить не пустить в город осаждающего его противника. Термин этот был настолько привычным, что часто летописцы ограничивались одним глаголом: «затворися в городе» (Ипат. лет., 1175 г.) или «затвори все кыяны» (там же, 1174 г., см. примеры: Д. С. Лихачев. Устные истоки, стр. 80). Противоположный смысл имело выражение «отворити ворота», т. е. сдаться врагу. На почве этого термина создалось расширенное значение слова «ворота» — вход, который может быть открыт и закрыт, хотя бы настоящие ворота его не охраняли. Такое расширенное значение мы встречаем в рассказе Ипат. лет. о походе Игоря. Узнав о разгроме русского войска, Святослав горестно упрекает князей: «Не воздержавше уности, отвориша ворота на Русьскую землю», т. е. открыли путь половцам, которые теперь, как пишет автор «Слова», по Рускои земли прострошася акы пардуже гнездо. В начале рассказа автор применяет глагол того же корня, но с другой приставкой, изображая, как русские войска закрыли собой путь на Русскую землю: Русичи великая поля чрьлеными щиты прегородиша, и дальше еще раз повторяется тот же образ: дети бесови кликомъ поля прегородиша, а храбрии Русици преградиша чрълеными щиты. Таким образом, замена глагола в призыве к защите границы со степью не была в художественном языке «Слова» случайной: взывая о помощи к князьям, он мысленно представлял себе реальную картину — великие поля, перегороженные чрьлеными щитами храбрых русичей.

Уже бо Сула не течетъ сребреными струями къ граду Переяславлю, и Двина болотомъ течетъ онымъ грознымъ Полочаномъ подъ кликомъ поганыхъ. — «Сребреный» в данном случае (как и в сочетаниях на сребреныхъ брезехъ Донца, сребренеи седине Святослава) дает не отмеченное Срезневским значение этого слова, сопоставляющее с серебром разные предметы (речные струи, берега, волосы) лишь по цвету, — «серебристый» (Срезневский, III, 337, 481). — Оборот Двина болотомъ течетъ имеет параллель в Троицком сборнике XII в., где находим: «Болото иже не течет» (Срезневский, I, 146). Русская форма болото известна в XII в. летописи: «Бяху болота пришли» (Ипат. лет., 1144 г.); в «Слове о погибели Русской земли»: «Литва из болота на свет не выникываху» (Словарь, 1, стр. 60). Этот эпизод дает исторически точное описание обстановки, сложившейся после поражения войск Игоря: на границе с «полем» — по Роси и по Сули половцы грады поделиша, войска Кончака кинулись прежде всего к Переяславлю, и на литовской границе Двина предвещает бедствия Полоцкому княжеству. Символическая картина лаконично напоминала современникам о тяжелых последствиях битвы на Каяле. Оборот течетъ... подъ кликомъ поганыхъ — см. выше, стр. 143.

Единъ же Изяславъ, сынъ Васильковъ, позвони своими острыми мечи о шеломы Литовскыя. — Отчество Васильковъ в летописи известно с XI в.: «Василкову волость», «брат Василков», «Василковы вои» (Лавр. лет., 1097 г.). С приставкой «по» глагол «звонити» отмечен Срезневским (II, 1086) лишь в значении «звонить в колокол». В переводе Флавия мы находим близкий глагол в таком же сочетании: «позвене оружие его», однако смысл этого выражения иной, чем в «Слове»: Изяслав звоном своих мечей о шеломы Литовскыя притрепа славу деду своему Всеславу, тогда как в рассказе Флавия неосторожным движением вызванный звук оружия вернул бежавших было противников (стр. 403). Образ битвы, созданный в «Слове» представлением о звоне мечей о вражеские шеломы, напоминает одну из деталей описания битвы Игоря с половцами: Ту ся саблямъ потручяти о шеломы Половецкыя и особенно близок к изображению боевой удали Яръ-Тура Всеволода, гремящего о шеломы мечи харалужными (ср. выше символическое предвестие битвы: Быти грому великому). В последнем выражении та же синтаксическая конструкция: глагол с творит. пад. орудия, связанный предлогом «о» с дополнением-предметом, на который направлено действие. Исследователи «Слова» не раз отмечали, как много в нем образов звучания, — в их ряду занимает место и звон мечей, переданный глаголом с одной из часто встречающихся в этом памятнике приставок «по» (см. стр. 110). «Звон» автор «Слова» использует и в переносном значении: звонячи въ прадеднюю славу. — острыми мечи — «острый мецю» (Ипат. лет., 1217 г.).

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25-26-27-28-29-30-31-32-33-34-35-36-37-38-39-40-41-42-43-44-45-46-47-48-49-50-51




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".