Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

Стилистический и лексический комментарий к «Слову о полку Игореве». Страница 41


1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25-26-27-28-29-30-31-32-33-34-35-36-37-38-39-40-41-42-43-44-45-46-47-48-49-50-51

На седьмомъ веце Трояни връже Всеславъ жребии о девицю себе любу. — О толкованиях выражения на седьмомъ веце Трояни см.: Перетц1, стр. 290. В Шестодневе содержится целое рассуждение на тему о том, что такое «седьмой век»: он подобен седьмому дню после сотворения мира, который Моисей «отлучи на покой и чьсть». За ним начинается новый, «осмый век», подобный первому дню творения мира. Таким образом, седьмой, по Шестодневу, — «последний» (л. 224). «Семь» рассматривают и как эпическое число, известное и в библейских сказаниях, и в народном эпосе. — връже... жребии. — Этот оборот встречаем и в деловом языке XII в.: «вергуть жеребьее» — выражение, примененное в Договоре Новгорода с Готским берегом и с немецкими городами 1189—1199 г, (Срезневский, I, 861), и в литературных памятниках — «верзите жребии» (Ипат. лет., 1115 г.), «вергоша жребия» (Девгениево деяние, стр. 162), однако в книжном языке чаще встречаем «метати жребий» (примеры: Срезневский, I, 882; II, 129). Сочетание девицю себе любу имеет параллель в следующем тексте перевода Флавия: «Видевше же дщерь Христофора царя именем Мариа и повелику люба има бяше» (стр. 561). Ср. в Пов. врем. лет: «Люба ми есть речь ваша (Лавр. лет., 945 г.); то же сочетание «люба речь» под 971 и 987 гг.; «аще ли кому не люба грамотиця си» (Поучение Владимира Мономаха); «Оже ти собе не любо, то того и другу не твори» (Изборник Святослава 1073 г.: Срезневский, III, 318). Ряд исследователей «Слова» убедительно предполагает, что в образе «девици любы» автор представил киевский «стол», которым рискнул овладеть в 1068 г. Всеслав, освобожденный киевлянами из «поруба» и возглавивший восстание против князя Изяслава. Словами връже жребии автор подчеркивает, что не сила, не право, а случайная удача (жребий) могла добыть Всеславу девицю... любу — Киев.

Тъи клюками подпръся о кони — у Срезневского (II, 1067) есть лишь пример на «подъпьрети»: «Повеле распяти его и подъпрети руце ему и нозе» (Житие Кондратия XI в.; ср. «подъпор» — «укрепление», «подпора» в сборнике XV в.: Срезневский, II, 1066). Сочетанию подпръся о соответствует «уповаите к имени господню и опретеся о бог» (Толковые пророки XI в.: Срезневский, II, 698). — Слово «клюка» в значении «хитрость» известно с XI в. (Срезневский, I, 1230). — о кони. — Предположение Д. С. Лихачева, что «подпорой» для Всеслава послужили те «кони», которых для похода требовали у Изяслава киевляне и которых он им не дал («Дай... княже оружие и кони»), дает возможность не искать поправок к этому месту текста (Истор. и полит. кругозор, стр. 18—19). Всеслав дал требуемых коней и этой хитростью хоть на короткое время удержался на киевском столе. О других толкованиях о кони см.: Перетц1, стр. 292.

и скочи къ граду Кыеву. — Д. С. Лихачев предполагает, что глагол «скочити» имеет здесь особый оттенок значения — указывает на незаконность захвата Киева, подобно тому как Ипат. лет. под 1223 г. рассказывает, что «пискуп Асаф» «скочи на стол митрополичь, и за то свержен бысть стола своего», — речь идет именно о наказании за захват (Истор. и полит. кругозор, стр. 18).

и дотчеся стружиемъ злата стола Киевскаго — «дасть князю пити, дотькнувъся палчем в чашю» (Новг. I лет., по Комисс. списку, 1066 г.); Срезневский приводит лишь пример из «Слова» (I, 718). Обычно в значении «завладеть чем-либо, приобрести» в XI—XII вв. употреблялся глагол «добыти», в том числе и в сочетании со словом «копье»: «Тъ же град Исус Наввин сын... добы копиемь» (Флавий, стр. 345; примеры: Срезневский, I, 684). Но Всеслав лишь ненадолго захватил Киевский «злат стол», поэтому автор и пользуется образом, который подчеркивает, что он лишь дотронулся своим стружиемъ, т. е., по мнению Д. С. Лихачева, древком своего копья (Устные истоки, стр. 76). Д. В. Айналов предполагал, что в данном случае «стружие» обозначает «скипетр», изображение которого есть «на русских великокняжеских золотых и серебряных монетах Владимира, Ярослава: длинный жезл с крестом поверх него, который держит великий князь у правого плеча опущенным к подножию трона своим нижним концом». О таком скипетре говорит служба Борису и Глебу XI—XII в., сообщая, что братья имели «крест в скипетра место». Скипетр — знак великокняжеской власти, но Всеслав, княживший в Киеве 7 месяцев, успел лишь «доткнуться» — дотронуться стружием-скипетром до «стола» (ТОДРЛ, т. II. 1935, стр. 86—87). Однако «стружие» в значении «копье» употребил в начале XII в. игумен Даниил, описывая место распятия Христа: высоту камня, на котором стоял крест, он определяет длиной «стружия» (см. подробнее выше, стр. 85—86). В летописи взятие города военной силой выражается символом — «взяти копьем»: уже под 971 г. сообщается, что Святослав «взя город копием», «взяста копием град Всеволож» (Лавр. лет., 971 и 1097 гг.); «взяша град Рязань копьем» (Ипат. лет., 1237 г.). Но Всеслав лишь дотронулся копьем до киевского «злата стола», а не «взял» его прочно. Как и другой южанин — игумен Даниил, автор «Слова» назвал «копье» народным словом «стружие».

Скочи отъ нихъ лютымъ зверемъ въ плъночи изъ Бела-града — (Александр Македонский) «скочи акы пардус с многою силою на въсточныя страны и грады» (Александрия, стр. 42); «тогда скочить хромыи яко елень» (Иларион: Срезневский, III, 389). Сравнение быстрых движений человека с прыжками диких животных, как видим, было известно в литературе с XI в. — Сочетание «лютый зверь» известно в русской и переводной литературе с XI в.: «Лютый зверь скочи мне на бедры» (Поучение Владимира Мономаха). Другие примеры см.: Словарь, 2, стр. 117—118. Лавр. лет. под 1069 г. так сообщает о ночном бегстве Всеслава: «Бывъши нощи, утаивъся кыян, бежа из Белагорода». — въ плъночи изъ Бела-града — то же сочетание с предлогом «в»: «В полунощи бысть гром» (Ипат. лет., 1167 г.). Но рядом «Слово» знает и беспредложный оборот (крычатъ телегы полунощы... прысну море полунощи). — изъ Бела-града — «Борис Гюргевич выбеже из Белагорода» (Лавр. лет., 1150 г.).

обесися сине мьгле. — Обычное значение глагола «обеситися» — «повиснуть, обнять»: «обешюся твоеи выи» (Златоструй до 1200 г.: Срезневский, II, 587); «обесися еи на распутии» (Мучение Феклы: там же). Но приведенные примеры дают один смысл слова — «обнять (человека)». В «Слове» очевиден другой оттенок значения — «повиснуть», но сохраняется то же сочетание с дат. пад., что А. В. Соловьев объясняет влиянием соответствующего выражения в греческих оригиналах и переводит текст «Слова» — «повис на синем облаке», предлагая в данном случае для слова «мьгла» значение «облако» (со ссылкой на объяснение Срезневского — II, 223: А, В. Соловьев. Восемь заметок к Слову о полку Игореве. — ТОДРЛ, т. XX, стр. 374).

утръже вазни с три кусы — критический пересмотр всех поправок к этому испорченному чтению «Слова» дан в статье Н. М. Дылевского «„Утръ же воззни стрикусы оттвори врата Нову-граду“ в „Слове о полку Игореве“ в свете данных лексики и грамматики древнерусского языка» (ТОДРЛ, т. XVI, 1960, стр. 60—69). Автор статьи присоединяется к предложенному Р. О. Якобсоном чтению: утръже вазни с три кусы (La Geste, стр. 241—242). По мнению Р. О. Якобсона: утръже — аорист от «тръгнути» — «урвать»; слово вазнь — «удача, счастье» известно с XI в. Позднее Д. С. Лихачев предложил «читать это место так: „Утръже вазни, съ три кусы отвори врата Нову-граду“. Перевод этого места следующий: „Урвал (захватил) счастье (удачу), в три попытки (или «с трех попыток»), отворил врата Новгороду (т. е. занял город)“. Значение слова „кус“ — „покушение“, „попытка“ подтверждается многими языками (см.: А. Г. Преображенский. Этимологический словарь русского языка. М., 1958, стр. 419, 420). Однокоренной глагол „кушатися“ имеет, по И. И. Срезневскому, единственное значение „пытаться“» (Д. С. Лихачев. «Воззни стрикусы» в «Слове о полку Игореве». — ТОДРЛ, т. XVIII. М. — Л., 1962, стр. 587).

отвори врата Нову-граду — как и в обращении к Ярославу Осмомыслу отворяеши Киеву врата (см. комментарий, стр. 149), имеет значение «временно захватил Новгород». Об этом событии вспоминает Новг. I лет.: «Приде Всеслав и възя Новъгород, с женами и с детми... О, велика бяше беда в час тый» (1066 г.).

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25-26-27-28-29-30-31-32-33-34-35-36-37-38-39-40-41-42-43-44-45-46-47-48-49-50-51




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".