Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

Стилистический и лексический комментарий к «Слову о полку Игореве». Страница 49


1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25-26-27-28-29-30-31-32-33-34-35-36-37-38-39-40-41-42-43-44-45-46-47-48-49-50-51

Стрежаше е гоголемъ на воде, чаицами на струяхъ, чрьнядьми на ветрехъ. — Сочетание глагола «стрещи» с творительным орудия находим в книжном языке с XI в.: «...стрегущим тя учениими истиньными» (Минея 1095 г., сентябрь, стр. 027); «безмлъвиемъ себе стрезета» (Патер. Син. XI в.: Срезневский, III, 573); «и стрежаху по вся нощи» (Флавий, стр. 332). — гоголемъ — см. выше, стр. 179. — на струяхъ — «струи речные» упоминаются в Ипат. лет. под 912 г.; «виде реку... великыми струями быстру» (Флавий, стр. 443); «(река) множьствомь струй разливающися» (Житие Федора Студита: Срезневский, III, 561). — чаицами... чрьнядьми — оба эти названия в памятниках не встречаются. Комментарий к ним дан в статьях Н. В. Шарлеманя (Из реального комментария к «Слову о полку Игореве». — ТОДРЛ, т. VI. 1948, стр. 113) и Л. А. Булаховского (Слово о полку Игореве как памятник древнерусского языка: Слово1, стр. 144—146).

Не тако ли (м. б., ти?), рече, река Стугна: худу струю имея, пожръши чужи ручьи и стругы, рострена к усту. — не тако ли — «он же рече: сыну, тако ти и гораздо» (Ипат. лет., 1147 г.); «не тако же есть в вас, нъ иже хощеть в вас быти вящшии» (Остром. ев.; другие примеры: Срезневский, 917—918). — худу. — Примеры на слово «худыи», приведенные Срезневским (III, 1417—1419), не дают сочетания его с названиями водных источников. — струю — см. выше, стр. 182. — пожръши — значение «поглотить» подтверждается примером из Минеи 1095 г. (сентябрь, стр. 053): в службе архистратигу Михаилу он сопоставлен с библейским Моисеем — «древле убо Моси удари в камень и потекоша воды, ныне же тебе, раздражьшу камень, пожьръты быша воды речьныя». Итак, река, которая может «пожьрети» ручьи, — образ, созданный в «Слове» в традиции применения этого глагола в книжном языке с XI в. — чужи ручьи — «ручей» находим в летописном языке XII в.: «От ручия мимо Славьно... от ручья Плотьницьнаго до конца хълма» (Новг. I лет., 1105, 1134 гг.); «чужой» в значении «чужеземный» в примерах, данных Срезневским, сочетается со словами «земля, страна, бог» (III, 1551). А. К. Югов предложил следующее объяснение всего этого отрывка: «Стугна была в XI веке (когда в ней утонул Ростислав, — В. А.-П.) рекой пограничной, южным берегом ее владела половецкая орда, а северным — Киевская Русь. И вот, когда Стугна разлилась весною (а Ростислав, по словам летописи, утонул именно в разлив реки, в половодье), то, приняв чужие, то есть с половецкого берега воды, она стала „чужой по крови“ и ... предала русского князя» (Светоч неугасимый. — Советская Россия, 1963, 25 декабря, № 302/2287, стр. 4). Итак, ручьи «чужи», потому что пришли с вражеской, половецкой стороны. — стругы — наряду с попытками видеть в этом слове название лодки («възмут рекы стругы своя» — Паремийник XIII в., цит. по кн.: Перетц2, стр. 295) существует толкование, предложенное С. И. Котковым. Он предложил видеть здесь слово «струга» — «поток». Употребление этого слова в путивльских памятниках XVI—XVII вв., по словам С. И. Коткова, «настолько обычно, что привлекает особое внимание» (С. И. Котков. Из старых южновеликорусских параллелей к лексике «Слова о полку Игореве». — ТОДРЛ, т. XVII. М. — Л., 1961, стр. 68—69). — рострена к усту — обзор исправлений этого неясного места «Слова» дает В. Н. Перетц1 (стр. 320—321); толкование его содержится в статье Д. В. Айналова «Замечания к тексту Слова о полку Игореве» (ТОДРЛ, т. II, 1935, стр. 88—90). Р. Якобсон предлагает соединить в одном предложении ростре на кусту уношу и перевести ростре от глагола «растрети» — «раздавила» (La Geste, стр. 243) между двумя кустами. Думается все же, что уношу относится к следующим словам князю Ростиславу, так как дальше мы встречаем то же сочетание: Плачется мати Ростиславля по уноши князи Ростиславе. «Глагол „рострети“ (рострети) пока встретился только в тексте „Слова“, но приставочные глаголы „прострети“ — „разостлать, протянуть, распространить“ и „простретися“ — „распространиться“ позволяют предположить у глагола „рострети“ значение „расширить“. Слова рострена к усту можно понимать тогда как „разлилась у устья“» (Слово о полку Игореве. Библиотека поэта. Большая серия. 2-е изд., Л., 1967, стр. 526).

уношу князю Ростиславу затвори дне при темне березе. — уношу — писец под влиянием двух дательных на «-у» вместо «уноши» написал «уношу». — затвори: «И неси мене затворил в руках вражиих» (Амфилохий, 1, стр. 174); «места затворити» (Златоструй XII в.: Срезневский, I, 952), «небеса, яже Адам затвори» (Григорий Назианзин XI в.: там же). — темне березе — слово «берег» известно с XI в. (Срезневский, I, 69), определение «темный» также в русских и переводных памятниках в разных значениях, в том числе и «лишенный света, темный», встречается с XI в. (Срезневский, III, 1084—1085).

Плачется мати Ростиславля по уноши князя Ростиславе. — Владимир Всеволодович «плакася по брате своем и по дружине своей... и плакася по немь мати его и вси людье плакаша по немь» (Ипат. лет., 1093 г.).

Уныша цветы жалобою. — уныша — «уны сердце мое» (Пандекты Антиоха XI в.); «солнца унывъша» (Минея 1096 г., октябрь: Срезневский, III, 1234). — цветы — «яко травьный бо есть цвет» (Изборник Святослава 1076 г.); «весна убо украшает цветы землю» (Даниил Заточник: Срезневский, III, 1437). — жалобою — в значении «горе», «жалоба» встречаем в Златоструе XII в.: «...мощно на жалобу въставити» (Срезневский, I, 841). В «Слове» здесь употреблен тот же творит. пад. орудия, что и в выражении ничить трава жалощами и древо с тугою къ земли преклонилось (испр. из преклонило) — см. выше, стр. 112. Аналогичное словосочетание имеем в Шестодневе: «к земли приклонятися им» (л. 231 об.); «ветвие преклонилося бе до земля» (Изборник Святослава 1076 г.: Срезневский, II, 1654).

А не сорокы втроскоташа. — Стрекотание сорок выдает присутствие человека, поэтому автор «Слова» подчеркивает дальше, что во время бегства Игоря сорокы не троскоташа. (О поведении сороки, чующей человека, см. в статье: В. В. Данилов. Заметки к тексту Слова о полку Игореве. — Слово1, стр. 207—208). — сорокы втроскоташа — Срезневский восстанавливает форму «въстроскоташа» и дает пример только из «Слова» (I, 424). Примеры на «троскотати» без приставки у Срезневского дают лишь обозначение треска при сжимании частей человеческого тела (III, 1003), а производные (троскотание, троскотьный) относятся к дереву, огню. Варианты «трескота, треск, трескание» относятся к звукам, издаваемым ударами оружия или молнии (III, 1027). Сопоставление крика сорок с треском дерева — находка автора «Слова».

на следу Игореве ездитъ Гзакъ съ Кончакомъ. — К выражению на следу... ездитъ параллель дает Русская Правда, где речь идет о раскрытии кражи на борти: «...не будет ли татя, то по следу женуть. Аще не будеть следа или к селу или к товару, а не отсочать от себе следа, ни едуть на след... а след гнати с чюжими людми а с послухы, аже погубять след на гостинци» (Е. Ф. Карский. Русская Правда по древнейшему списку. Л., 1930, стр. 53). В переводе Амартола в значении «следовать за кем» слово «след» сочетается с другим глаголом: «Инии же инако правыи путь погубивше, и прежешьствовавшим следу въследовати не въсхотеша» (стр. 325).

Тогда врани не граахуть — см. выше, стр. 105—106.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25-26-27-28-29-30-31-32-33-34-35-36-37-38-39-40-41-42-43-44-45-46-47-48-49-50-51




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".