Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

Р.Ф. Тимковский как исследователь «Слова о полку Игореве». Страница 2


1-2-3

Почему М. П. Погодин считал возможным найти принадлежавшие Р. Ф. Тимковскому объяснения отдельных мест поэмы именно в названном «Письме об истории словесности российской», догадаться нетрудно. Автор статьи Татьяна Тимковская (в журнале — «Татьяна Тмквская»), как можно предполагать, была одной из родственниц и близких к Р. Ф. Тимковскому лиц. Вполне естественно поэтому было рассчитывать на то, что в названной статье могли быть использованы какие-либо рукописные работы Р. Ф. Тимковского, относящиеся к древнерусской литературе. Заметим кстати, что в «Письме об истории словесности российской» имя Р. Ф. Тимковского, вероятно, не случайно упоминается дважды.

К сожалению, в статье Татьяны Тимковской «Слову о полку Игореве» уделено только два небольших абзаца. Вот один из них: «В XII веке является у нас свой Оссиан. Его „Песнь о полку Игоря“ по слогу и языку есть в своем роде произведение единственное, исполненное оригинальных красот самородной поэзии; но, вероятно, песнь сия не первая появилась на Руси и пиитический язык ее не вновь родился, но имел уже начало свое до ее появления. Вдохновенный певец, современник Игорев, упоминает о соловье старого времени Бояне, который, судя по историческим лицам, жил или в исходе XI, или в начале XII столетия и, судя по выражению самого певца, сочинил не одну песнь; ибо кому вещий Боян хотел песнь творить, то растекался мыслию по древам, серым волком по земли, сизым орлом под облаками»1.

Нельзя не признать довольно оригинальным предложенное в статье Татьяны Тимковской объяснение приведенной ею цитаты из «Слова». Согласно комментарию Тимковской, автор «Слова» стремился подчеркнуть находчивость Бояна, уменье его учитывать своеобразие меняющейся обстановки; в зависимости от этого менялся и сам характер его песнопений; то как орел в воздухе, то как волк на земле и т. д. Боян чувствовал себя всегда в своей стихии.

Итак, напечатанная в «Русском вестнике» на 1820 г. статья Т. Тимковской интересна тем, что в ней могли отразиться и, вероятно, отразились результаты научной деятельности Р. Ф. Тимковского.

«Письмо об истории словесности российской» любопытно еще и тем, что в издании его, а возможно и в написании, принимало участие и второе лицо, подписавшееся инициалами «И. С.». Еще в VIII книжке «Русского вестника» на 1820 г. «И. С.» обещал доставить в журнал письмо некоей «сочинительницы», содержащее «обозрение истории нашей словесности»2. Видимо, состоявший в числе сотрудников «Русского вестника» «И. С.» также изучал древнюю поэму об Игоревом походе, проявляя особенный интерес именно к той теме, на которую был объявлен конкурс в Отчете Московского университета за 1819 г., а именно, когда было написано «Слово о полку Игореве». Об этом мы можем судить по следующему примечанию, которым снабдил «И. С.» процитированный нами отрывок из статьи Татьяны Тимковской в IX книге журнала: «Что ж касается до определения времени, когда писана „Песнь о походе Игоря“, то должно в особенности обратить внимание на следующие слова: „Сего бо (Владимира Мономаха) ныне сташа стязи Рюриковы, а друзии Давыдовы“. Владимир Мономах сперва княжил в Смоленске, потом в Чернигове, а наконец с 1113 года в Киеве. Ежели вышеприведенные слова означают то же, что власть и княжение Владимирово перешло в руки Рюрика и Давида Ростиславичей: то и выйдет время сочинения оной Песни между 1195 и 1198 годами; ибо Рюрик Ростиславич по смерти Святослава Всеволодовича начал княжить в Киеве с 1195 по 1205; а брат его Давид, князь Смоленский, умер уже в 1198 году. Сочинитель же, по всему вероятию, должен быть из Чернигова; потому что везде старается выставить Олговичей и обнаруживает негодование свое против Рюрика и Давида, как похитителей достояния князей черниговских. И. С.»3

Инициалы «И. С.», как следует полагать, принадлежали Ивану Михайловичу Снегиреву (1792—1868), состоявшему с 1807 г. студентом, а с 1816 г. преподавателем по Кафедре римской словесности и древностей при Московском университете. На оборотной стороне обложки отдельного оттиска статьи Т. Тимковской, о котором шла речь выше, находится следующая дарительная надпись: «Посвящается как дань признательности и дружбы истинному любителю и знатоку в отечественной истории К. Ф. Калайдовичу от искреннего его почитателя и бывшего товарища в учении Снегирева». Наличие этой надписи мы считаем вполне достаточным свидетельством в пользу того, что инициалы «И. С.» в рассматриваемом случае принадлежат И. М. Снегиреву. Воспитанник Московского университета, И. М. Снегирев был учеником Р. Ф. Тимковского. О сильном влиянии последнего на направление и характер своих филологических изысканий Снегирев сам рассказывал в письмах и воспоминаниях4.

В свете изложенной выше истории об утрате рукописей Р. Ф. Тимковского, а также истории о неоднократно предпринимавшихся попытках их разыскания несомненный интерес приобретают те, хотя и небольшие по объему, но вполне достоверные и конкретные данные о Р. Ф. Тимковском как комментаторе «Слова о полку Игореве», которые можно извлечь из архива К. Ф. Калайдовича, хранящегося в Государственной публичной библиотеке в Ленинграде. В числе нескольких сохранившихся листов с различными выписками и заметками К. Ф. Калайдовича по «Слову о полку Игореве» находится обособленный от других листок:

«25 февраля 1817 года. Замечания Р. Ф. Т.

Стр. 16: и на Канину зелену паполому. Канин — город, где-то близ Чернигова. Отыскать у Татищева.

Стр. 36: великому Хръсови. Хорс идол в Киеве боготворимый.

Стр. 37: хобот — значит земля, пашня. Где-то в Двинских грамотах.

Стр. 34: и схотию должно читать: хотию.

Стр. 36. Из Киева дорискаше до Кур, т. е. до куроглашения, до зари, как говорят у нас, до петухов»5.

Под перечисленными выше «Замечаниями Р. Ф. Т.», записанными рукой К. Ф. Калайдовича, проведена жирная черта, под которой начинается новый перечень заметок по «Слову о полку Игореве», продолжающийся и на оборотной стороне интересующего нас листка.

Не возникает ни малейших сомнений в том, что «Замечания Р. Ф. Т.» были получены К. Ф. Калайдовичем от Р. Ф. Тимковского. Судя по тому, что в «Замечаниях» даны только общие отсылки к В. Н. Татищеву и двинским грамотам, без точных библиографических указаний, можно заключить, что эти замечания были даны Тимковским в устной форме и лишь впоследствии были записаны К. Ф. Калайдовичем.

На одном из листков из архива К. Ф. Калайдовича мы находим такую запись: «Description de la Crim?e. Par M. Thounmann, профссор в Галле. Пер. с нем. в Страсбурге. 1786 (на нем. издана в 1777 г.). Тунман на 102 и 103 стр. полагает Тмутаракань на острове Тамане. У Р. Ф. Тимковского». Эта запись свидетельствует о том, что в своей работе над «Словом» К. Ф. Калайдович пользовался указаниями Р. Ф. Тимковского.


1 Русский вестник на 1820 г., кн. IX, стр. 66—68.
2 Русский вестник на 1820 г., кн. VIII, стр. 45.
3 Там же, кн. IX, стр. 67—68.
4 См.: Дневник Ивана Михайловича Снегирева, т. II. М., 1905, стр. 279.
5 ГПБ, Архив К. Ф. Калайдовича, карт. 4, «Заметки, относящиеся к „Слову о полку Игореве“».

1-2-3




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".