Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

Русичи и русовичи. Страница 7


1-2-3-4-5-6-7-8

Сходное явление наблюдается и в сербском языке; в грамотах встретим: «Гоиславикь» (1289 г.), «Влькославикь» (1354 г.) и др. Но наряду с ним сербский язык развивает и другое, уже не диссимилятивное упрощение, именно пропуск -в-, что в нем очень часто, например: «Драгослаликь», «Гоисаликь», Радосаликь»1. Заметим, что это второе упрощение встречается изредка в древнерусском языке: мы уже отметили «Мьстислаличь» (два раза в Ипат. лет., под 1146 г.); добавим «Радьслаличь» (Ипат. лет., под 1164 г.) и указанное В. Ташицким имя «Елферий Жидьслаличь» в новгородской грамоте 1316 г. Это явление никак нельзя объяснить «уклонением в сторону притяжательных прилагательных»: нет, это все то же стремление избежать накопления согласных.

Наконец, сербохорватский язык развил еще третье, опять диссимилятивное упрощение тех же отчеств: пропуск первого -л- в уже указанных «Госаликь», «Радосаликь» и других, как «Прибисаликь»2. Все это говорит о том, что древнейшими формами отчеств были, вероятно, формы на -славличь, которые подверглись трем разным упрощениям, из которых мы в древнерусском языке можем отметить лишь два. Возьмем рассказ Ипатьевской летописи 1146 г. о борьбе великого князя Изяслава «сына Мьстиславля» против Святослава Ольговича Северского. В нем Изяслав восемь раз назван «Мьстиславличь», пять раз «Мьстиславичь» и два раза «Мьстислаличь». Можно было бы отнести формы с пропуском -л- на счет переписчика XV в., но и без этого предположения мы видим, что форм с элементом -л- вдвое больше: десять против пяти. Ясно, что эта форма более закономерна, но наряду с нею появились уже издавна упрощения в двух направлениях: или пропуск -л- или пропуск -в-. Поскольку те же явления мы видим в сербохорватском языке, можно это параллельное наличие трех разных форм считать явлением очень древним.

Вернемся к Ипатьевской летописи: мы найдем в ней сорок случаев отчеств с формой -славличь3. Вот они:

«Ярославличи» (1067, 1072, 1073 гг.), «Дюрди Ярославличь» (1144 и 1146 гг., в Турове), «Ростислав Ярославличь» (1146 г., в Рязани), «внук Ярославличь» (1162 г., в Рязани);

«Ростиславличь»: «Роман Ростиславличь» (лишь 1 раз, в 1151 г.);

«Изяславличь»: «Мстислав Изяславличь» (1150, 1151 и 1153 гг.);

«Мьстиславличь» (двадцать раз, начиная с 1137 г.), последние случаи: «Володимир Мьстиславличь» (1169 г.), «Роман Мьстиславличь» (1195 и 1196 гг.) и «Мьстислав Мьстиславличь» (1224 г.);

наконец, «Святославличь»: «Давид Святъславлиць» (1115 г., в Чернигове), «Олег Святославличь» (1115 г., в Чернигове), «Ярославля Святославича» (1124 г., в Муроме), «Ярослав Святославличь» (1128 г., в Муроме), «Всеволод Святославличь» (1180 г., сын князя киевско-черниговского), «Игорь Святославличь» (1183, 1185 и 1198 гг.) и два «Святославлича» (1196 г., в Чернигове).

Конечно, наряду с этими архаическими формами часто встречаются в Ипатьевской летописи упрощения диссимилятивного типа: «Мстиславичь» уже в 1033 г. и затем очень часто «Ростиславичь», «Всеславичь» и т. п. Но характерно, что отчества на -славличь особенно крепко держатся именно в ветви чернигово-северско-муромских князей. И именно наш князь Игорь назван так три раза, а что особенно важно, в последней торжественной записи 1198 г. сказано: «И седе на столе (в Чернигове) благоверный князь Игорь Святъславличь»4. Эта же форма появляется в «Слове» не как курьез, а как правило.

Итак, сравнение с Ипатьевской летописью показывает, что певец «Слова» пользовался теми, несколько архаическими формами, которые он слышал в чернигово-северской области. Он избегал диссимилятивных упрощений, которые возобладали уже в киевском и позже в суздальском наречии (пример — Лаврентьевская летопись, писанная в Нижнем Новгороде в 1377 г.). Он применил упрощение лишь раз, в слове «Мстиславичи» с его накоплением согласных, но в других, более певучих формах он строго соблюдает корнесловие: «Святославличь», «Вячеславличь», «Гореславличь».

Наряду с формой «Мстиславичи», где диссимилятивное падение -л- объясняется накоплением согласных в трех слогах, надо обратить внимание на форму «плачется мати Ростиславя»5, которую нельзя считать опечаткой. При трех корректурах не могла быть пропущена такая ошибка: очевидно, эта странная форма находилась в рукописи. Мы можем объяснить это явление тем же диссимилятивным падением -л, при накоплении согласных (ст-сл-вл). Подобную диссимиляцию можно найти в Тверской летописи, составленной в 1534 г., но именно в древнейшей ее части: «Брячислав сын Изяславь» (под 1021 и 1044 гг.), «Изяслав сын Ярославь» (1078 г.), «Святополк Изяславь» (1093 г.) и «Давид Святославичь, внук Ярославь» (1123 г.), даже без накопления согласных в первом слоге6. Можно было бы считать эту диссимиляцию поздним явлением и приписать написание «Ростиславя» переписчику «Слова» в XVI в.; но заметим, что довольно схожее явление наблюдается в словах, производных от городов Переяславль, Ярославль, уже с XI в. Так, наряду с этимологически правильной: формой «Переяславлестии» (1080 г.) и «Переяславлеския» (1090 г.), мы найдем в Ипатьевской летописи уже с 1072 г. «Переяславьский» (и дальше, в 1090, 1091 и следующих годах), «Переяславьци» (1174 г.) и «Переяславци» (1175, 1187 гг.). Все то же выпадение эпентетического -л. Опять параллельное явление — выпадение -в- можно наблюдать в сербском языке: «Братослаль хридь» (1348 г.), «от рода Влькослаля, црьквь Влькослалю» (1360 г.)7. Итак, странная форма «мати Ростиславя» находит себе объяснение в сравнительной исторической грамматике XX века.

Невозможно приписывать эти филологические тонкости «архаизирующему» фальсификатору 1790-х годов, по упрямому предположению А. Мазона — Н. Н. Бантышу-Каменскому8. Этот почтенный архивный работник знал язык грамот Московской Руси XV—XVII вв., но не знал языка и истории Киевской Руси. Это он вполне доказал, участвуя в издании 1800 г.9 Достаточно указать, что, сочинив будто бы Олегу отчество «Гориславличь», Н. Н. Бантыш-Каменский подписал к печати (после нескольких лет работы по переводу) примечание «Неизвестен», а фраза «великому хръсови влъкомъ путь прерыскаше» вообще не переведена и снабжена примечанием: «Не вразумительно»10. Что это за странный фальсификатор, который сочиняет непонятные фразы, а затем годами, с дьявольской усмешкой, смотрит как его помощник А. Ф. Малиновский бьется над переводом этих темных мест? Пора перестать клеветать на честнейшего издателя многочисленных дипломатических актов, в которых он не позволял себе изменять ни иоты.

Вообще, зачем было Н. Н. Бантышу-Каменскому сочинять «Слово», если он, по мнению Мазона, имел счастье найти дотоле неизвестную «Задонщину»? Если обвинять его в подлоге, то надо установить мотивы преступления; этого А. Мазон и его редкие сторонники не могли сделать. Сам Мазон говорит лишь о кружке Мусина-Пушкина, как о кружке «льстецов не менее, чем патриотов, обративших свое вдохновение на службу своего империализма и политики императрицы», а по поводу упоминания в «Слове» Тмуторокани и Дудуток (которые он считает селом Дудичи около Минска) восклицает: «Мы охватываем два полюса русского империализма!»11. Итак, «Слово» сочинено из шовинистических побуждений, чтобы угодить империализму Екатерины II. Так полагает А. Мазон.


1 Примеры взяты из сборника Стояна Новаковича: Ст. Новакович. Законски споменици српских држава средњего века. У Београду, 1912, см. указатель.
2 Пропуск первого -л- преобладает в современных сербохорватских фамилиях, развивших сложную патронимическую форму -савльевичь («Драгосављевич», «Борисављевич», «Владисављевич»), ясно полученную от притяжательных прилагательных с окончанием -славль.
3 Летопись по Ипатскому списку, стр. 117, 127, 128, 201, 203, 207, 211, 215, 227, 228, 236—239, 244, 263, 264, 304, 305, 320, 322, 331, 332, 355, 365, 419, 427, 437, 459, 467, 468, 474 и 496.
4 Там же, стр. 474; здесь стоит «Святьславличь», но первый мягкий знак — несомненно описка переписчика XV в. Лишь два раза в этом списке «Игорь Святославичь» (стр. 428 и 430).
5 Издание 1800 г., стр. 42.
6 ПСРЛ, т. XV, СПб., 1865, стр. 142, 149, 174, 182 и 193.
7 Ст. Новакович. Законски споменици, стр. 689 и 438.
8 В 1959 г. А. Мазон опять намекает на «молдаванина Бантыша-Каменского» как на автора «Слова о полку Игореве» (ReS, XXXVI, стр. 157).
9 Мы привели 55 примеров незнания обоими редакторами языка и истории Киевской Руси в статье: Екатерининский список и первое издание «Слова». В кн.: А. Соловьев и Р. Якобсон. «Слово о полку Игореве» в переводах конца восемнадцатого века. Leiden, 1954, стр. 1—30.
10 Издание 1800 г., стр. 16 и 36; Хорс так и напечатан с малой буквы.
11 «Tmutarak?n et Dudutki; nous tenons les deux p?les de l’imperialisme russe tel que le con?oit l’auteur du Slovo» (A. Mazon. Le Slovo d’Igor, стр. 162).

1-2-3-4-5-6-7-8




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".