Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

Поиск       Главная > Варианты текстов > Перевод М.Д. Деларю > Перевод М.Д. Деларю. Часть 2
 

Песнь об ополчении Игоря, сына Святославова, внука Олегова в переводе М.Д. Деларю. Страница 2


1-2-3-4-5-6

По непробитым путям побежали к великому Дону:
Скрып от телег их в ночи словно крик лебедей распущенных.
Игорь к Дону войско ведет: уже хищные птицы
Князя беду сторожат; волки бури ждут по оврагам;
Клект орлов созывает зверей на кровавые кости;
Лай лисиц на червленые русских щиты раздается...
О земля Русская, ты за холмами уж!.. Долго ночь меркнет,
Свет денницы запал, еще мгла поля покрывает;
Стих соловей, говор галок проснулся. Русины щитами
Степь преградили, ища себе чести, князьям своим — славы.
Утром в пяток потоптали они нечестивые рати
И, рассыпавшись стрелами по полю, в стан свой помчали
Красных дев половецких, и злато, и ткани, и бархат;
А епанчами, а шубами, ортмами, всяким нарядом —
Стали мосты уж мостить по болотам и топким проходам.
Стяг же червленый, с хоруговью белой, червленая чёлка
И серебряный дрот — Святославича храброго доля...
Дремлет в поле Олега гнездо... далеко залетело!
Не на обиду оно рождено было соколу, кречту,
Не на обиду тебе, черный вран, половчанин поганый!
Гзак серым волком бежит; Кончак правит к великому Дону...
Вот, на другой день, денница кровавая свет возвещает;
Черные тучи от моря идут, собираясь четыре
Солнца собою прикрыть; а в них синие молньи трепещут.
Быть великому грому, идти дождю стрелами с Дону!
Копьям-то тут поломаться, саблям-то тут пощепаться
О половчан, на Каяле-реке, у великого Дону!
О земля Русская, ты за холмами!.. Вот Стрибога внуки,
Ветры, веют стрелами с моря на Игоря рати!
Стонет земля, реки мутно текут, пыль поля покрывает,
Стяги лепечут: половцы идут от Дона, от моря
И от всех стран... Отступили бесстрашные русские рати.
Криком — нечистая сила, щитами червлеными — наши
Степь преградили. Ты, Всеволод Яр-Тур, стоишь впереди всех,
Прыщешь стрелами, саблей булатной гремишь о шеломы!
Где только Тур проскакал, золотым своим шлемом блистая,

Там уж лежат половецкие головы; страшно избиты
Шлемы оварские, Яр-Тур, саблей каленой твоею!
Что ему раны, друзья, коль и почесть и жизнь позабыл он,
И град Чернигов родной, и отцовский престол позлащенный,
И своей милой любви — красной Глебовны — нрав и обычай?
Были Трояна века, миновали лета Ярослава;
Были Олега полки, Святославова сына Олега.
Тот мечом распри ковал и стрелы по полю сеял,
В стремя златое вступая во граде Тьмуторокани.
Звук той же славы великий любил Ярослав; а Владимир,
Сидя в Чернигове, слух от нее отклонял повседневно.
А Вячеславова храброго юного сына Бориса
Слава на суд привела и на злачное ложе повергла
Не за свою, за Олегову честь. И с той же Каялы
Князь Святополк повелел взять отца среди Угорских коней
В Киев, к Софии святой. В этот век Горислава-Олега
Сеялось всё и росло средь крамол, и жизнь погибала
Даждь-Бога внука, и в распрях князей век людской сокращался.
В век тот на Русских полях оратаи редко взывали;
Но часто враны кричали, трупы деля меж собою;
Галки свой хор подымали, сбираясь лететь на покормку.
То было в те битвы, в тех ратях; битвы ж такой и не слышно.

1-2-3-4-5-6




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".