Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

Поиск       Главная > Варианты текстов > Перевод М.Д. Деларю > Перевод М.Д. Деларю. Часть 3
 

Песнь об ополчении Игоря, сына Святославова, внука Олегова в переводе М.Д. Деларю. Страница 3


1-2-3-4-5-6

С утра до вечера, с вечера до света стрелы летают;
Сабли о шлемы гремят; трещат булатные копья
В поле чужом, неизвестном, среди земли Половецкой.
Черную почву под конским копытом засеяли кости;
Кровь полила их: печалью взошли по земле они Русской...
Что зашумело, что зазвенело пред ранней зарею?
Игорь ворочает рать: ему жаль брата милого Тура!
Билися день они, бились другой; на третий к полудню
Пали знамена у Игоря. Тут, у быстрой Каялы,
Братья расстались. Вина кровавого тут недостало;
Тут пир докончили храбрые русы: сватов попоили,
Сами навек полегли за родимую Русскую землю!

Никнет от жалости злак; под печалию древо согнулось...
Тяжкое время настало, друзья! Степи силу прикрыли.
В силах Даждь-Богова внука восстала обида: вступивши
Девой на землю Трояна, всплескала крылом лебединым;
Плещучи на море синем, у Дону, грозу пробудила.
Брань у князей на неверных исчезла; стал спорить брат с братом:
То мое, и это мое! И начали князи
Важным ничтожное звать и крамолу ковать друг на друга.
Враг же отвсюду вторгался с победою в Русскую землю.
О! далеко зашел сокол, преследуя птиц к синю морю;
Храбрым же Игоря ратям уже не воскреснуть! За ними
Крикнули Карна и Жля и по Русской земле поскакали,
В пламенном роге пожар разнося. И русские жены
Всплакались, так вопия: «Уже нам друзей своих милых
Мыслью не взмыслить, думой не вздумать, очами не взвидеть;
Златом же, серебром тем и подавно уже не бренчать нам!»
Как восстонал, братья, Киев с печали, Чернигов с напасти!
Скорбь разлилася по Русской земле; течет средь отчизны
Морем печаль; а князья друг на друга крамолу ковали!
Враг, уже сам набегая с победой на Русскую землю,
Дань брал по белке с двора: Святославовы храбрые дети,
Игорь и Всеволод, зло разбудили, которое было
Усыплено отцом их вторым, грозой Святославом,
Киевским князем великим. Грозен тот был; погромил всё
Воинством сильным своим и мечами булатными; ставши
На Половецкую землю, холмы притоптал и овраги;
Реки, озера взмутил; иссушил и потоки и блата;
А Кобяка, нечестивого князя, из лукоморья,
Из середины железных великих полков половецких,
Вихрю подобно исторг: и пал Кобяк в Киеве-граде,
В гриднице князя... Тут Немцы, Венедцы, тут Греки, Моравцы
В честь Святослава поют, корят Игоря-князя, что благо
Наше в Каяле погреб, засыпав дно золотом русским;
Тут Игорь-князь пересел из златого седла в седло пленных!

Стены градские уныли, веселие долу поникло...
А Святослав смутный сон видел: «Снилося мне, — говорит он, —
Будто в ночь эту на киевских холмах меня одевали
С вечера черным покровом на тисовом ложе, и будто
Черпали мне вино синее с горечью, сыпля из тощих
Недр мерзких раковин жемчуг великий на лоно и нежа.
Будто уж доски без князя в моем терему златоверхом.
Бесовы враны кричали всю ночь на болоньи у Пленска,
Были в Кисановой дебри и не сошли к синю морю».
— «Князь! — отвечали бояре: — то скорбь уж умом овладела.
То два сокола с отчих злаченых престолов слетели
Тьмутороканя искать или шлемом Дону напиться.
Соколам тем уже крылья подсекли сабли поганых,
Их же самих опутали крепко железные путы.
Было темно в третий день: померкли два солнца; погасли
Оба багряных столпа; а с ними два месяца юных,
Князь Святослав со Владимиром-князем, подернулись мглою.
Тьма свет покрыла на бреге Каялы: по Руси простерлись
Половцы, словно пардов гнездо, и в бездну напастей
Ввергли ее и великую дерзость тем придали хану.

1-2-3-4-5-6




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".