Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

«Слово о полку Игореве» и «Задонщина» по некоторым данным морфологии. Страница 4


1-2-3-4-5-6-7-8

Родительный падеж множественного числа

В «Слове о полку Игореве» родительный падеж множественного числа выражен у существительных мужского рода с основой на -о двумя видами новообразований. Во-первых, это формы, полученные от воздействия склонения на -й: «соколовь» (3), «плъковъ» (22), «щитовъ» (27) (ср. «пълковъ» — «Житие Феод. Печ., Усп. сб., л. 38а, XII в.). Что касается единственного случая употребления формы с окончанием -еи (-ии) — «князеи» (37), которая возникла по типу имен на -і, то она начинает фигурировать в памятниках лишь с XIII в. («пeнязии» — Новг. ев. 1270 г., л. 49; «мужии» — Ряз. крмч. 1284 г., л. 48 и др.)1. Исходя из этого и из возможности здесь родительно-винительной категории лица (см. ниже, стр. 265), С. П. Обнорский относит «князеи» («О стонати Рускои земли помянувше пръвую годину и пръвыхъ князеи») не к подлиннику «Слова», а к ближайшему с него списку2. Однако следует заметить, что в церковнославянских памятниках родительный падеж множественного числа с окончанием -еи от основ на -о встречается: «отъ многъ врачеи» (Ассеман. ев.). В списках «Задонщины» указанные два типа флексий выступают следующим образом: К-Б — «мужеи» (23524), «Чяховъ», «Ляховъ» (2352); И-2 — «коней» (2361), «князей» (23714), а также: «дeтeй» (23711); И-1 — «князей» (2383), «коней» (2414), «дeтей» (2421), «мечевъ» («испытаем мечевъ своих литовъскых о шеломы татарскыя» — 23844), «плечевъ» (23830), «посадниковъ» (24238), «бояриновъ» (23936 — в перечислении убитых «бояриновъ» — 12 раз, «бояринъ» — 1 раз); У — «коней» (24722), «дeтей» (24824), «князей» (2494), «мечев» (2453), «бояринов» (2463 — в перечислении убитых «бояринов» — 3 раза, «бояр» — 11 раз), «бусорманов» (24832—33), «панов» (24920), «посадников» (24919); С — «коней» (25114), «мужей» (25337), «детей» (2556), «царей» (2557), «князей» (25530), «панов» (25119), «мечов..., шоломов..., бонадовъ» (25120—21), «бояринов» (25228), «изменников» (25222), «сромотников» (25428), «вланов» (25530).

Таким образом, два параллельные окончания, которые в XII в. еще довольно робко выделялись на фоне старых образований с нулевой флексией, в списках «Задонщины» значительно укрепились. Особенно сильной оказалась форма с окончанием -ов (-ев), что заметно проступает в списках XVII в. Ту же соразмерность наблюдаем в языке XV—XVII вв. Например, в двинских грамотах, исследованных А. А. Шахматовым, старое окончание было вытеснено флексией -ов (-ев), то же в Уложении 1649 г. и в ряде других произведений XVI—XVII вв. Флексия -еи (-ии) употребляется меньше, но даже в XVII в. продолжается борьба этих смежных окончаний3.

Родительный-винительный падеж множественного числа

Родительный падеж множественного числа существительных, употребление которого вместо винительного связано с категорией лица, постепенно развившейся в категорию одушевленности, представлен в списках «Задонщины» следующим образом. К-Б: «мужеи», «оспадаревъ» (23524—25), но ср.: «вои» («Мамаи приведе вои свои на Русь» — 23423) — именительный в функции винительного падежа; «за сродники» (23441). И-2: «мужей» (2369), но ср.: «мужи» (23613). И-1: «пановеи», «удальцевъ» (23842), «полъковъ» (2396), но ср.: «за крестьяны» (2392), «воеводы» (23920), «мужи» (24110), «полкы» (24115), «князи» (24227). У: «полковъ» (24512), «удальцов» (2452), «мужей» (24725), «бусорманов» (24819), «князей» (2498), но ср.: «чады» (24321), «жены», «дeти» (24322), «воеводы» (24526). С: «полков» (25131, 25419), «мужей» (2543, 13), но ср.: «полки» (25220).

Из данного перечня видно, что в списках «Задонщины» даже в названиях лиц мужского рода происходят колебания между новой формой родительного-винительного падежа и именительным-винительным падежом, которые наиболее ярко выразились там, где в обеих формах употребляются одни и те же слова: мужи, князи, полки. В системе древнерусского языка XV—XVII столетий названия лиц мужского рода употребляются также двояко. Для лиц женского рода и названий животных форма родительного-винительного становится обычной только в XVII в. Поэтому в списках «Задонщины» категория лица совершенно не охватывает этих существительных4. Впрочем, в списках XVII в. (У и С) старый именительный-винительный может сохраняться и в силу традиции: «Ци буря соколи снесетъ из земля Залeския в полe Поло(ве)тское» (24416; см. то же в И-1, 23816).

В «Слове о полку Игореве» форму «князеи» (37, см. выше) можно отнести к списку памятника, поскольку категория лица во множественном числе стала развиваться в древнерусской письменности с XIV в.5 Но при этом возникает вопрос: а не была ли эта форма уже в подлиннике «Слова» как заимствованная из старославянского языка (см. выше, стр. 264)?

Дательный и местный падежи множественного числа

«Слово о полку Игореве» использует только старые формы дательного и местного падежей множественного числа в полном соответствии с языком XII в. «Задонщина» же появление в этих формах новообразований фиксирует со списка И-2 (конец XV — начало XVI в.): «на заборолах» («жены... рано сплакашася у Москвы град(а) на заборолах» — 23534, в сп. И-1 — то же, 24037).

Эта унификация различных типов склонения с основами на -а начинается с XIII в.: «егуптянамъ» (Новг. паримейник 1271 г., л. 9), «матигорьцамъ» (там же, запись)6. Список У «Задонщины» дает большее количество данных форм: «вратам» (24623), «людям» («И в то время стару надобно помолодeти, а удалым людям плечь своих попытать» — 24644), «коромолщикам» (24738), «боярам» (24742).

В списке С встречаем лишь одно такое новообразование: «в ... городах» (25410). Здесь, видимо, употреблению новообразований в дательном и местном падежах мешает белорусское происхождение списка.

Творительный падеж множественного числа

В «Слове о полку Игореве» единственным отклонением от нормы древнерусского склонения существительных в творительном падеже множественного числа является слово «сыны» («Ты бо можеши посуху живыми шереширы стрeляти удалыми сыны Глeбовы» — 29). Однако это не противоречит языку XII в., так как имена с основами на -й начали подвергаться воздействию основ на -о уже в общеславянскую эпоху.


1 См.: там же, стр. 68.
2 См.: Обнорский. Очерки, стр. 151.
3 См.: Кузнецов. Очерки, стр. 68—69.
4 См.: А. Н. Котляренко. «Задонщина» как памятник русского языка конца XIV в., стр. 145.
5 См.: Кузнецов. Очерки, стр. 101.
6 См.: П. Я. Черных. Историческая грамматика русского языка. Учпедгиз, М., 1952, стр. 173; Кузнецов. Очерки, стр. 72.

1-2-3-4-5-6-7-8




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".