Аудиокнига 'Слово о полку Игореве'

 

«Слово о полку Игореве» и устная народная поэзия. Страница 6


1-2-3-4-5-6-7-8

Однако разница в применении этого метафорического приема в позднейшей устной традиции и в «Слове» весьма ощутительна. Метафора тучи — вражеские войска в «Слове» входит органически в реальную картину природы, переход от которой к метафорическому языку почти не заметен: наступает утро дня битвы — утренний пейзаж естественно продолжает рассказ о том, что «дремлет в поле Ольгово хороброе гнездо», а половцы направляются под прикрытием ночи к «Дону великому»: «Другого дни велми рано кровавые зори свет поведают, чрьныя тучи с моря идут, хотят прикрыти 4 солнца, а в них трепещут синии молнии. Быти грому великому. Итти дождю стрелами с Дона великого». «4 солнца» и «дождь стрелами» — вот что переводит в метафорический план этот пейзаж, начатый автором как описание тревожного восхода солнца в утро битвы. Такой изысканности, такого мастерства в применении подобных метафор — в воинских картинах устного эпоса мы не найдем. Наоборот, там обычно напоминание о грозной природе дается в форме отрицательного сравнения, чтобы сразу отделить сопоставление, и сама метафора в общем ходе рассказа не сливается с предшествующим изложением:

Что не облаки подымалися,
не грозны тучи сходилися,
собиралися тьмы неверных враг1.

Развивая эту метафору — грозная природа — война, автор «Слова» дает ее в самых разнообразных сочетаниях: «се ветри Стрибожи внуци, веют с моря стрелами» — снова трудно отделить эту метафорическую картину от реалистического продолжения: «пороси поля прикрывают, стязи глаголют. Половци идуть от Дона и от моря...». Переход от метафоры «ветри веют стрелами» к вполне точному описанию окутанного пылью поля, по которому движутся войска, свободен и естествен: ведь и «земля тутнет и реки мутно текут» — вероятно не только метафорически, в представлении автора, желающего усилить впечатление от огромной рати половецкой, но и в действительности. Гибель князей в несчастной битве представлена автором в речи бояр киевскому князю Святославу целиком в метафорах этого типа: «Темно бо бе в тъ день: два солнца померкоста, оба багряная стлъпа погасоста, и с нима молодая месяца, Олег и Святослав, тьмою ся поволокоста и в море ся погрузиста... На реце на Каяле тьма свет покрыла...». Так действительное затмение солнца накануне похода, представленное в «Слове» как лирическое вступление, вырастает в развернутую гиперболическую метафору, поэтически выражающую страшное впечатление от гибели и пленения князей. Грань между описанием тьмы в день затмения солнца и символическим образом тьмы, покрывшей свет, т. е. русское войско, всю Русскую землю после гибели князей-светил небесных на Каяле, — автором «Слова» почти стерта.

Как видно из приведенных примеров, метафорическое применение в воинских картинах явлений природы представляет в «Слове» прямое продолжение его реалистических пейзажей. Эти метафоры-символы выполняют ту же функцию, что и пейзаж, подчеркивая органическую связь между жизнью человека и окружающей его природы.

Другой ряд метафор «Слова», также взятых из реальных картин природы, но иного — земледельческого характера, и также имеющих ясную лирическую окраску, представляют образы сеянья-жатвы. Этими образами автор рисует не только собственно воинские картины своего прямого сюжета — похода Игоря, но и княжеские «которы», «крамолы», в конечном итоге на жизни трудового народа отзывавшиеся так же пагубно, как и войны со степными врагами. «Олег мечем крамолу коваше и стрелы по земле сеяше...», при нем «сеяшется и растяшеть усобицами»; от этой метафорической картины сеяния «крамол» и «усобиц» мысль автора естественно переходит к настоящему «ратаю», которому в этой сумятице княжеских раздоров было не до посева: «Тогда по Руской земли ретко ратаеве кикахуть, нъ часто врани граяхуть, трупиа себе деляче». И, вспоминая кровавую битву на Немиге в 1067 г. Всеслава Полоцкого с Ярославичами, автор снова рисует ее в тех же образах земледельческих работ: «На Немизе снопы стелют головами, молотят чепы харалужными, на тоце живот кладут, веют душу от тела. Немизе кровави брезе не бологом бяхуть посеяни, посеяни костьми руских сынов».

Стилистическое совпадение с описанием поля битвы с половцами — «чьрна земля под копыты костьми была посеяна, а кровью польяна» — подчеркивает, что для «русских сынов» одинаков был итог и междоусобных войн и битв со степными врагами: «тугою взыдоша по Руской земли» «кости», посеянные в неудачном походе Игоря Святославича.

Как справедливо отмечает Д. С. Лихачев2, за метафорами этого типа стоит основная идея автора «Слова»: противопоставление мирного труда — войне, созидания — разрушению.

Совершенно очевидно, что если даже к отдельным образам метафор-символов из этой области природы и можно подобрать более или менее внешне сходные эпизоды из памятников устной поэзии, то все же они не могут объяснить самого способа применения их автором «Слова». В «Слове» это не отдельные «изобразительные средства», а цепь органически связанных с реалистическими описаниями природы символических картин, которые все вместе передают восприятие событий жизни человека в неразрывном единстве с природой. Появление метафор-символов этого типа в художественном языке автора «Слова» обусловлено его методом отражения действительности.

Выше показано, что не только явления природы, но и мир животный, с его своеобразным бытом, поставлен автором в связь с жизнью человека. В этом направлении работает его поэтическая мысль и тогда, когда он картины этого быта использует в метафорически-символическом применении. Насколько можно судить по знакомой нам позднейшей форме народной поэзии, такое применение образов животного мира свойственно и устному творчеству.

Образ сокола-князя, воина, в представлении автора «Слова» возможный и в языке Бояна, проходит через весь текст «Слова» (ср. в Галицкой летописи под 1232 г. «соколом стрельцем»), свободно включаясь в изложение в разнообразных сочетаниях, которые, однако, все идут от картин соколиной охоты. Расширяя символическое применение этого образа, автор «Слова» придает ему новый смысл, но попрежнему держится в рамках тех же представлений об охоте.


1 Н. Тихонравов. Слово о полку Игореве. Изд. 2-е, М., 1868, стр. 32.
2 Н. Тихонравов. Слово о полку Игореве. Изд. 2-е, М., 1868, стр. 286—287.

1-2-3-4-5-6-7-8




 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Сайт о произведении "Слово о полку Игореве".